Дэн Миллер

БИОГРАФИЯ СУНЬ ЛУТАНА

Имя Сунь Лутана знакомо почти каждому, кто изучал один из трех наиболее распространенных внутренних стилей китайских боевых искусств. Это является следствием того, что Сунь обладал высоким мастерством в Син-и Цюань, Тайцзи Цюань и Багуа Чжан, написал пять различных книг в этой области и синтезировал три искусства в одно, создав свой собственный стиль Тайцзи Цюань.

По мере того как слава Суня росла, как и большинство китайских героев боевых искусств, он стал легендарной личностью, и повсюду распространились фантастические истории о его боевом мастерстве. Дочь Суня, Сунь Цзяньюнь, которой сейчас за 80, недоуменно качает головой, слыша большинство из этих историй. Она утверждает, что ее отец действительно обладал очень высокими навыками, но не был суперчеловеком. В течение нескольких интервью, проведенных в доме Сунь Цзяньюнь в октябре 1992 года и сентябре 1993 года, Сунь Цзяньюнь в деталях обсуждала со мной подоплеку различных событий в жизни ее отца и представила мне свою версию биографии Сунь Лутана, помогла сделать записи и выбрать то, что было правдой. Информация в этой главе основывается на книге, которую подарила мне Сунь Цзяньюнь, и проведенных с ней беседах.

Детство Суня

Сунь Лутан, известный также как Сунь Фуцюань родился в 1861 году в местечке, расположенном недалеко от города Баодин в округе Вань провинции Хэбэй. В этот период китайской истории Цинское правительство было сильно коррумпированным и поэтому притесняло обычных людей. В поселении Цзули округа Вань отец Сунь Лутана имел небольшую ферму. Отец Суня работал не покладая рук, но из-за больших пошлин, введенных Цинами, его средств едва хватало на поддержание хозяйства. Он был в возрасте средних лет и все еще не женат, когда один из его друзей, знавший о честности и трудолюбии своего товарища, решил стать сватом и познакомил его с молодой женщиной. Вскоре после этого они поженились.

Через год после свадьбы, в 1861 году (4 января), у них родился сын, которого назвали Фуцюань. Выбранное имя означало, что ребенок должен принести семье удачу. С ранних лет Сунь Фуцюань был очень смышленым. Отец, видя интеллектуальный потенциал сына, в возрасте 7 лет направил его к местному учителю. Так как у отца Суня не было достаточно денег, он давал учителю продукты со своего поля взамен на обучение мальчика. Сунь Фуцюань был исключительно талантливым учеником. К девяти годам он прочел и выучил множество классических литературных произведений, в частности, главные конфуцианские тексты. Основной способ обучения в те времена состоял из запоминания таких классических текстов посредством повторного проговаривания и переписывания.

Память Суня была превосходна, и к девяти годам он уже запомнил большинство текстов, а также достиг большого умения в каллиграфии основных черт.В год, когда Суню исполнилось девять лет, на поле отца был скудный урожай, и вырученных денег не хватило даже на оплату высоких налогов. Поэтому Сунь не мог больше продолжать свое обучение. Ситуация была настолько сложная, что отцу пришлось продать все, чем он владел, включая свою землю. Вскоре после того, как старший Сунь потерял все имущество, он заболел и умер. Таким образом, сын и мать остались без земельного участка и средств к существованию.

В данной ситуации мать Суня не имела возможности поставить сына на ноги своими силами. Она обратилась к местному богатому и влиятельному землевладельцу с просьбой взять ее сына слугой. Землевладелец с неохотой согласился на это, сказав, что позволит Суню жить у него и будет его кормить, но не будет платить ему, так как мальчик еще слишком мал и выгладит хилым. У землевладельца был сын, старше Суня на два года, он был задирой и любил приставать к Суню. В дополнение, новый хозяин был из тех, кто не пропускал ни одной возможности наказать слугу Сунь хотел драться в ответ, но сдерживался, так как понимал, что в таком случае потеряет работу и не сможет содержать себя и свою мать. Он трудился, насколько хватало сил, и молча сносил все побои.

Сунь открывает для себя боевые искусства

Однажды, когда Сунь был на поле и следил за овцами, он услышал громкие возгласы. Поднявшись на ближайший холм, он увидел группу людей практикующих боевые искусства. Учитель был в возрасте около 70 лет и имел среднее телосложение. Его глаза были выразительны, а движения во время демонстраций быстрыми, живыми и четкими. Сунь никогда раньше не встречал ничего подобного и был очарован увиденным. Он решил, что на следующий день найдет этого учителя и попросится к нему в ученики. На следующий день Сунь нашел дом учителя и, преклонившись, попросил разрешения стать одним из учеников. Вначале учитель засомневался в серьезности намерений Суня. Он спросил Суня, откуда тот пришел, и Сунь рассказал учителю о том, как его отец умер и что он служит у человека, который его бьет.

Учитель был тронут чистосердечием и искренностью Суня. Он спросил, почему Сунь желает изучать боевые искусства. Сунь ответил, что желает драться в ответ, когда хозяин и сын хозяина бьют его. На это мудрый старик сказал: "Боевые искусства нужны не только для драки, их принципы находятся гораздо глубже". Сунь был тверд в желании обучаться. Учитель спросил, сможет ли он выстоять перед трудностями, и Сунь ответил, что выстоит перед любыми испытаниями, пока будет иметь возможность заниматься боевыми искусствами. Учитель, фамилия которого была У, согласился принять Суня как ученика.Суню было 10 лет, когда он начал тренироваться у своего первого инструктора. Каждый день после работы он шел на тренировки и занимался до полуночи. Его учитель тоже испытывал трудности в детстве и поэтому симпатизировал Суню в его ситуации. У был очень справедливым и, после того как приобрел мастерство в боевых искусствах, стал помогать людям сопротивляться несправедливости. В одном происшествии он откликнулся на зов о помощи невинно избиваемого и убил нападавшего. Власти хотели казнить его за это преступление, и он был вынужден бежать из дома. В поисках средств к существованию, он стал демонстрировать свое мастерство на улицах за вознаграждение.

Позже он присоединился к восстанию Тайпин (1850-1864) и сражался против цинских солдат После того как восстание было подавлено, он опять стал устраивать публичные демонстрации за деньги. У был экспертом в Шаолинь цюань и Бацзы цюань, а также в восемнадцати видах оружия. Он также был искусным в стрельбе металлическими шариками из самострела и обладал цин гун или искусством легкости. Сунь Лутан был исключительным учеником. После года тренировок он овладел базовыми упражнениями и приступил к изучению Хун цюань. Сунь также изучал метод свободного боя из 64 способов для рук, искусство легкости цин гун и приемы использования скрытого оружия. У заметил врожденный талант мальчика и обучал его быстрее других. После двух лет тренировок Сунь стал лучшим бойцом своего возраста в окрестностях.

Чтобы предостеречь Суня от задиристости и самоуверенности, учитель постоянно напоминал, что, несмотря на быстрый прогресс, Сунь еще только прикоснулся к поверхности истинного боевого искусства, и поэтому не должен слишком гордиться своими достижениями. Учитель рассказал ему историю о том, как он сам был мальчиком и достиг довольно большого уровня для своего возраста. Он думал, что достаточно искусен, и один раз попытался защитить от побоев слабого человека. Противник, с которым он вступил в схватку, был очень умелым бойцом и нанес ему сильные травмы. У сказал, что противник убил бы его, если бы не шаолиньский монах, который был там и прекратил бой. Монах забрал У с собой в Шаолинь, и У обучался там еще в течение двух лет. В монастыре он изучал Таньтуй, 64 способа для рук свободного боя, 72 приема циньна и цин гун. После того как Сунь пробыл со своим учителем три года, его мать услышала, что он практикуется в боевых искусствах. Это привело ее в смятение из-за мысли, что Сунь слишком хрупкий и может легко травмироваться. Она решила навестить сына и отсоветовать практиковаться в боевых искусствах. Однако когда мать пришла к Суню, она увидела, что мальчик стал крепче и здоровее, чем был раньше, это изменило ее отношение к занятиям сына.

Сунь всегда был худым и хрупким, но, увидев физическое развитие сына, она поняла, что боевые искусства принесут ему пользу. Суню было около 12 лет, когда под новый год хозяин по случаю праздника позволил всем слугам оставить работу в полдень. Сунь решил отправиться домой и навестить мать. Когда он уже собрался уходить, вошел сын хозяина и, толкнув его, сказал: "Так ты занимаешься боевыми искусствами! Если ты думаешь, что уже достаточно хорош, давай посмотрим, сможешь ли ты драться с моим двоюродным братом". После этих слов в комнату вошел крупный парень крепкого телосложения, который схватил Суня за одежду и потащил на двор. Противник был старше Суня на 8 лет и занимался китайской борьбой (шуай цзяо). На дворе борец сразу же схватил Суня за ворот и пояс, поднял над головой и швырнул в сторону. Оказавшись в воздухе, Сунь сделал переворот и легко приземлился на обе ноги. Это привело борца в бешенство. Сунь тоже был зол, так как его одежда была порвана. Как только противник приблизился, чтобы снова провести прием, Сунь ударил его в солнечное сплетение так, что тот, как подкошенный, упал на спину. Когда борец ударился о землю, он вырвал всю съеденную им по поводу праздника пищу.

Сын хозяина убежал, чтобы позвать своего отца. Хозяин Суня вышел во двор с большой палкой в руках и сказал, что собирается избить Суня до смерти. Другие слуги заступились за Суня и, удерживая хозяина, пытались убедить его не делать этого. Хозяин крикнул Суню, чтобы тот убирался прочь и не возвращался, иначе он изобьет его до смерти. Сунь ушел и вернулся домой к матери. Единственное, что интересовало юного Сунь Фуцюаня - это боевые искусства. Он не хотел работать, он хотел обучаться. Чтобы прокормить себя и облегчить ношу матери, он стал питаться дикорастущими овощами и фруктами. Так как большинство мастеров кулачных искусств в те времена имели плохую репутацию, односельчане были уверены, что Сунь вырастет бандитом. Это сделало его еще более упорным. Он говорил им, что не только станет мастером боевых искусств, но однажды поможет своим землякам, и те будут гордиться им. После того как Сунь потерял работу, он почувствовал себя униженным и подавленным.

В один день он сказал матери, что собирается пойти попросить риса, но в действительности его состояние было настолько подавленным, что он решил повеситься. В момент, когда Сунь лишился опоры и петля затянулась на его шее, двое путников, оказавшихся рядом, подскочили к нему и обрезали веревку. Сунь был еще жив, и они помогли ему вернуться домой. Доброжелательные путники поговорили с Сунем и убедили его в том, что какими бы ни были обстоятельства, он не должен пытаться убить себя. Один из них дал Суню и его матери немного денег. Воспользовавшись этими деньгами, мать и сын переехали в Баодин к дяде Суня. Дядя Суня имел свой магазин, в котором продавались кисточки для каллиграфии. Во время работы в этом магазине Сунь каждый день упражнялся в каллиграфии. У него не было денег, чтобы купить бумагу и чернила, поэтому он собирал обрезки бумажных листов, а вместо чернил использовал воду.

Дядя Суня был добрым учтивым человеком, и его магазин пользовался успехом. Помимо крова и пищи, которые он предоставил Суню и его матери, он иногда давал ему деньги за работу в магазине. Благодаря дядиным связям Сунь смог продолжить изучение боевых искусств в Баодине. У дяди было два особенно близких друга. Один, по имени Чжан, был учителем традиционных дисциплин, а другой, по имени Ли Куйюань, был мастером боевых искусств, владельцем охранного бюро. Ли Куйюань обучался у знаменитого мастера Син-и Цюань Го Юньшэня. Встреча с мастером произошла однажды, когда Ли работал сопровождающим караваны охранником. Воспользовавшись случаем, Ли предложил мастеру встретиться в дружеской схватке, желая таким образом проверить свои силы. Ли был известен за свое умение использовать технику ног и, в частности, удары ногами. В течение схватки Ли попытался нанести удар ногой. Го блокировал этот удар движением, казавшимся со стороны легкой отмашкой, но Ли отлетел назад на несколько метров и упал на спину. Когда Ли встал на ноги, оказалось, что он остался невредимым. Так как Го победил его столь впечатляющим образом и при этом не травмировал,

Ли понял, что встретился с мастером очень высокого уровня. Он подбежал к Го, поклонился и попросил взять его в ученики. Го согласился, и Ли стал изучать Син-и Цюань под руководством мастера. Ли обучался у Го в течение нескольких лет. Так как Ли уже был умелым бойцом, Го обучал его быстро, и навыки Ли значительно возросли. После обучения у Го он заслужил прозвище "Ли - божественное мастерство". В один день дядя Сунь Лутана готовил подарок для своего друга-учителя и попросил Суня надписать имя и адрес на пакете. Когда Чжан получил пакет, он был впечатлен каллиграфическими надписями на нем больше, чем подарком, который был внутри. Чжан решил посетить дядю Суня, чтобы узнать, кто сделал эти надписи. Когда он обнаружил, что это был племянник его друга, он сказал: "Ты никогда не говорил мне, что в твоей семье есть такой талантливый молодой человек!"

Чжан сказал Суню, которому тогда было около 15 лет, что тот может приходить в его дом так часто, как пожелает и продолжить изучение каллиграфии. В свободное время Сунь стал посещать дом Чжана и заниматься под его руководством. Именно там он впервые встретил мастера Ли Куйюаня. Ли отметил ум и прямоту юного человека. Узнав, что Сунь имеет определенный опыт в боевых искусствах, Ли предложил ему изучать Син-и Цюань. Любовь Суня к боевым искусствам оставалась такой же сильной, и он с радостью и трепетом обрел нового инструктора.

Сунь Лутан изучает Син-и цюань

В первый год Ли обучал Суня только одной позиции - Саньти. Он не разрешал заниматься другими упражнениями. Суня удивляло то, что ему нужно было выполнять одно стояние, но так как учитель сказал тренировать именно стояние, он не сетовал на это. Приблизительно через б месяцев занятий Сунь почувствовал, что его грудь и живот стали как будто наполненными, а ноги имеют корни. Он начал развивать внутреннюю силу посредством практики стояния и сформировал представление о том, чем же на самом деле является истинное гунфу.

Сунь Лутан в позиции Саньти

 

После приобретения такого опыта он стал практиковать стояние еще более прилежно. Сунь прозанимался около года, когда однажды учитель, увидев его во время тренировки, решил проверить уровень своего ученика. Ли сделал неожиданный выпад и ударил ладонью в спину Суня, но позиция Суня не нарушилась под воздействием этой атаки. Ли понял, что Сунь достиг хорошего уровня для данного этапа и пригласил его жить к себе домой, чтобы обучать его Пяти Элементам и Двенадцати животным по стилю Син-и. Сунь занимался настолько упорно, что уже после двух лет тренировок его навыки были гораздо выше, чем можно было ожидать от ученика такого возраста и опыта.

На пятидесятилетний юбилей учителя Чжана Ли и Сунь пришли к нему домой, чтобы пожелать благополучия. По этому случаю Чжан предложил Ли признать Суня своим официальным учеником. Ли согласился, что Сунь занимался достаточно упорно, чтобы заслужить место в генеалогической ветви данной традиции Син-и и признал Суня учеником в седьмом поколении своего направления Син-и Цюань. Начало этому направлению положил Цзи Цзикэ, известный также как Цзи Лунфэн. Оно было передано Цао Цзиу, затем Дай Лунбану, Ли Нэнжаню, Го Юньшэню, Ли Куйюаню и от него Сунь Лутану. После того как Чжан предложил Ли принять Суня официальным учеником, Ли обратился к Чжану со своим предложением. Он сказал: "Теперь, когда в ответ на твою просьбу я готов объявить о новом ученике, я хочу высказать свое пожелание и предлагаю тебе принять Суня как зятя и позволить ему жениться на твоей дочери". Дочери Чжана в это время было 16 лет, Суню было около 18.

Чжан и Ли полагали, что эти двое будут хорошей парой и поэтому должны обручиться, хотя у Суня не было желания жениться именно сейчас. Он хотел больше времени посвятить боевым искусствам, прежде чем ему придется заботиться о своей жене. Ли Куйюань сказал Суню, что обучил его всему, что знал, и если Сунь желает узнать о Син-и Цюань больше, то он может представить его своему учителю Го Юньшэню. Сунь был очень взволнован, услышав о такой возможности, но его беспокоило то, что кто-то должен заботиться о матери. Учитель Чжан успокоил его, сказав, что поселит на это время мать Суня у себя в доме и будет помогать ей. После этого Сунь всецело мог посвятить себя дальнейшему изучению боевых искусств. Вместе с Ли он отправился в округ Шэнь провинции Хэбэй, чтобы встретиться с Го Юньшэнем. Го Юньшэнь обучался Син-и у Ли Нэнжаня (известного также как Ли Лонэн).

В молодости Го любил подраться. Когда он впервые встретился с Ли Нэнжанем, желая изучать Син-и, Ли отказался принять его по причине грубого характера Го. Ли сказал, что пока Го не изменит свой характер, он не будет обучать его боевым искусствам. Тогда Го нашел работу недалеко от дома Ли и стал тайно наблюдать за тренировками мастера со своими учениками. Он решил заниматься самостоятельно и стал практиковать бен цюань ( бен - "крушение", один из пяти основных приемов Син-и). Го тренировался около трех лет, когда однажды Ли увидел, как Го практикует бен цюань. Ли отметил, что Го выполнял удар очень хорошо. Ли понял, как сильно и искренне Го желает изучать Син-и Цюань, и решил взять его в ученики.

Прозанимавшись с Ли в течение нескольких лет, Го стал зарабатывать деньги тем, что самостоятельно задерживал преступников и доставлял их властям за вознаграждение. Согласно существовавшим тогда законам он имел право схватить преступника и передать его правосудию, но преступник должен был быть доставлен живым. По стечению обстоятельств Го пришлось участвовать в поимке бандита, который терроризировал путников на одной крупной дороге. Го присоединился к потасовке и схватил бандита. Однако пойманный разбойник неожиданно достал скрытое до того момента оружие и попытался убить Го. Го нанес встречный удар и убил противника. Понимая, что он допустил ошибку, Го решил сам обратиться к местным властям. Наказанием за такую повинность была смерть, но советники в местной власти, принимая во внимание редкий талант Го в боевых искусствах, упросили судий о более мягком приговоре. Вместо казни Го осудили на три года тюрьмы. Несмотря на то, что заключенные в тюрьмах носили кандалы, Го продолжал практиковаться в Син-и Цюань во время своего заточения.

Когда он вышел из тюрьмы, его навыки были выше, чем тогда, когда он в нее вошел. В тюрьме Го тренировал удар бань бу бэн цюанъ (крушение с полушагом) и так прославился за мощь в исполнении этого приема, что о его ударе стали говорить: "сокрушает все под небесами". После освобождения Го посетил охранную службу, которая занималась сопровождением на дороге, где случился инцидент с бандитом. Он сказал охранникам, что после того, как он убил бандита, дорога стала безопасной, а их бизнес легким, и поэтому ему должны заплатить, так как фактически он выполнил их работу. Зная о высоком мастерстве Го, начальник охранной службы решил не ссориться с ним и дал ему немного денег. Но Го и после этого продолжал приходить в охранную службу с требованием заплатить ему. Начальник службы был вынужден предпринять ответные действия. Вместо того чтобы непосредственно вступить в конфликт с Го, он написал письмо его учителю Ли Нэнжаню. Ли Нэнжань пригласил Го к себе домой и попросил больше не беспокоить охранное бюро. Ли также сказал: "К тому же твое гунфу не так уж хорошо, как тебе кажется. Оно и близко не сравнится с мастерством твоего старшего брата Чэ Ичжая".

Говоря это, Ли хотел преподать Го два урока. Первый заключался в том, что Го не следует быть таким самоуверенным, потому что как бы хорош ни был кто-либо, всегда найдется кто-то лучше. Второй был направлен на то, чтобы нацелить Го на полное изучение Син-и Цюань. После того как Го достиг большого умения в пяти ударах Син-и, он отказался изучать что-либо еще. Применяя эти удары, Го не проиграл ни одной схватки. Поэтому он решил, что ему не следует отвлекаться на что-то другое. Ли поощрял учеников к изучению последующих форм Син-и и парных упражнений, но Го казалось это обузой, и он покинул Ли, не завершив свое обучение. Услышав, что учитель ставит умение Чэ Ичжая выше, чем его, Го решил доказать обратное и отправился в провинцию Шанси, чтобы вызвать Чэ Ичжая на поединок. Когда Го прибыл в дом Чэ, тот обрадовался, увидев его, и сказал: "Младший брат, я рад твоему визиту! Давай отобедаем вместе".

Го сказал: "Нет, я приехал сюда, чтобы драться". Чэ попытался разубедить Го, но тот настаивал, и Чэ не осталось другого выбора. Го стал нападать, применяя свой излюбленный удар бэн цюань. Вначале Чэ отступал, затем, в момент, когда Го опять наносил удар, он неожиданно развернулся в сторону и применил пи цюань. Чэ задержал руку в дюйме от головы Го. Осознав, что Чэ действительно превосходит его, Го остановился и сказал: "Все в действительности так, как сказал учитель: ты лучше, чем я". После этого события Го больше не беспокоил охранную службу, он решил продолжить обучение и вернулся к Ли Нэнжаню.

Детство Суня

Сунь открывает для себя боевые искусства

Сунь Лутан изучает Син-и цюань

Сунь Лутан встречает Го Юньшэн

Сунь начинает изучение Багуа Чжан

Сунь Лутан на своем пути

Тайцзи Цюань Сунь Лутана

Быстрота ног Суня

Смерть Сунь Лутана

Сунь Цуньчжоу

Дневник Сунь Лутана

Сунь Лутан встречает Го Юньшэня

Ли Куйюань был уже немолодым человеком, когда начал тренироваться у Го Юншеня, и хотя его уровень мастерства был очень высоким, он никогда не достиг уровня своего учителя. Для встречи с Го весной 1882 года Ли и Сунь прибыли в деревню Ma , в округе Шэнь. Го принял Суня как нового ученика, а Ли продолжил свои занятия с учителем. Проживая у Го, практически все время Сунь посвящал тренировкам. Го был впечатлен способностями Суня, когда первый раз увидел Син-и в его исполнении. Го отметил, что наибольшего умения Сунь достиг в форме обезьяны, и поэтому дал ему прозвище "Шустрая обезьяна".

Благодаря своему природному таланту Сунь в конце концов превзошел уровень своего первого учителя Син-и Ли Куйюаня. В течение первого года обучения Го не давал Суню много нового материала. Он наблюдал за тем, как Сунь тренирует то, что ему уже известно, и делал свои корректировки. Однажды, после года проведенного с новым учителем, Сунь тренировался поздно вечером во дворе, когда Го неожиданно выпрыгнул из темноты и атаковал его с помощью бен цюань. Сунь инстинктивно выполнил перемещение из формы обезьяны и отскочил на расстояние около 3 метров . Го был очень доволен тем, что Сунь хорошо среагировал, и с этого момента стал обучать его более глубоко. Го Юньшэнь вел фермерское хозяйство и поддерживал Суня, пока тот обучался у него.

Сунь сопровождал Го, куда бы тот ни отправлялся. Го часто преодолевал довольно большие расстояния верхом на лошади. Желая развить выносливость и силу своего ученика, он заставлял его идти рядом с лошадью так, чтобы хвост лошади постоянно свешивался на руки Суня. Пи одной из версий этой истории Сунь был в состоя- нии не отставать от лошади, даже когда она бежала. На вопрос о том, правда ли это, дочь Сунь Лутана Сунь Цзяньюнь отвечает: "Это смешно. Ни один человек не сможет бежать так же быстро, как скачет лошадь". Дистанции, которые Сунь преодолевал, следуя за лошадью, и скорость, с которой он мог бежать, во многих книгах и статьях о нем значительно преувеличены.

Позже Го дал Суню книгу о Син-и, которую он в свое время получил от Ли Нэнжаня. Сунь, преклонившись, принял книгу и промолвил, что всегда будет стараться с достоинством представлять их школу. После этого Сунь стал формальным приемником Син-и Цюань Го Юньшэня. В общей сложности Сунь оставался с Го 8 лет, после чего Го сказал Суню, что если тот желает добавить еще одно измерение в своем постижении боевых искусств, то ему следует начать практику Багуа Чжан и научиться неуловимым уклонениям этой школы. Го сказал, что хотел бы взять Суня с собой в Пекин, где тот сможет изучать Багуа Чжан у его друга Чэн Тинхуа. Это было в 1889 году. Го Юньшэнь и Чэн Тинхуа оба были родом из округа Шэнь провинции Хэбэй. Округ Шэнь занимает центральную часть провинции, южнее Баодина и западнее Шицзячжуана, города, который считается столицей Хэбэй. Жители этого округа были, как, впрочем остаются и сейчас, преимущественно фермерами.

Благодаря центральному положению через округ проходило много важных, постоянно используемых дорог В период династии Цин, и даже после прихода республиканского правительства, полиция предоставляла защиту только жителям крупных городов. Поэтому сельские жители, путешествующие в округе Шэнь и близлежащих районах, практически не имели защиты от бандитов и грабителей, которые часто посещали эту область. Много умелых боксеров нанимались телохранителями или охранниками караванных эскортов в таких районах, как округ Шэнь, чтобы обеспечить путникам защиту от грабителей. Излишне говорить, что мастера кулачных искусств этого района провинции Хэбэй были очень умелыми бойцами. Ли Лонэн, Го Юньшэнь, Чэн Тинхуа, Лю Ци-лань, Ли Цуньи, Ван Фуюань, Гэн Цзишань и Ван Сянчжай - все были родом из округа Шэнь, и именно здесь Сунь Лутан изучал Син-и Цюань с Го Юньшэнем.

Возможно, что Чэн Тинхуа и Го Юньшэнь знали друг друга еще до того, как Чэн переехал в Пекин, где он изучал Багуа Чжан у основателя школы Дун Хайчуаня. Но даже если они не были знакомы лично, им определенно было известно о репутации друг друга. Б любом случае история о том, как возникла их дружба, сама по себе довольно интересна. В конце 19 столетия в Пекине Багуа Чжан стала приобретать большую популярность, а ее создатель Дун Хаичуань стал знаменит. Го, который также был знаменит в родных краях за свое Син-и, решил отправиться в Пекин и испытать умение Дуна. Когда Го прибыл в Пекин, он вначале посетил Чэн Тинхуа. Поскольку они были земляками, Чэн предложил Го остановиться у него в доме. Когда Чэн спросил Го о цели его прибытия в Пекин, Го рассказал о своем плане вызвать Дуна на поединок и спросил Чэна, что он об этом думает. Чэн знал о большом мастерстве Го в Син-и, но высказался против вызова Дун Хайчуаня, потому что Дун ни разу не был побежден.

Го посмотрел на Чэна и сказал: "Брат, не желаешь ли ты испытать мой бен цюань?" Совершенно неожиданно для Чэна эти слова стали предупреждением о том, что он окажется под ударом. Чэн молниеносно уклонился от удара, и кулак Го обрушился на дверную раму, выбив из нее кусок. Го поразили быстрота и живость Чэна, а так как он знал, что Дун гораздо лучше, чем Чэн, он оставил свою идею бросить вызов Дун Хайчуаню. Го и Чэн поддерживали взаимное уважение двух школ боевых искусств и договорились, что старшие ученики одной из школ должны изучать и другую. После того как Сунь Лутан стал искусен в Син-и цюань, Го привел его к Чэну для изучения Багуа Чжан.

Существует другая версия того, как Го Юньшэнь пришел бросить вызов Дун Хайчуаню, по которой Дун и Го в действительности вступили в схватку. Согласно этой версии бой длился три дня. В течение первых двух дней Го безуспешно пытался проникнуть сквозь круговую защиту Дуна, на третий - Дун перешел в атаку и победил Го, фактически не травмировав его. Каждый был настолько впечатлен умением другого, что в результате был заключен дружеский договор о том, что ученики одной системы будут изучать и другую. Большинство мастеров как одной, так и другой школы, живущих в провинции Хэбэй, а также историки кулачных искусств в континентальной части Китая считают, что в этой фабуле нет правды. Дун Хайчуань и Го Юньшэнь никогда не встречались в поединке.

Сунь начинает изучение Багуа Чжан

Сунь был очень заинтересован в поездке в Пекин для обучения у Чэн Тинхуа, но вначале он решил вернуться в Баодин, чтобы повидать мать, а также сказать учителю Чжану и его дочери, что он желал бы немного отодвинуть дату женитьбы. Он получил их одобрение и отправился в Пекин для встречи с Чэном. Чэн принял Суня как ученика и начал обучать его Багуа Чжан. В это время Сунь Лутану почти исполнилось 30 лет. Чэн начал обучение, познакомив Суня с методом хождения по кругу. После некоторого времени Чэн сказал Суню, что желает показать ему кое-что из применения техники Багуа Чжан.

Он попросил Суня атаковать его, не сдерживая себя. Сунь атаковал с помощью бен цюань. Чэн быстро ушел с линии атаки, используя шаг Багуа Чжан, и через мгновение оказался за спиной Суня. Сунь продолжал атаковать, но каждый раз, когда он пытался сблизиться с Чэном, тот оказывался за его спиной, В конце концов, разворачиваясь в очередной раз, Сунь получил от Чэна удар двумя ладонями и был отброшен назад на расстояние нескольких метров. Сунь был очень впечатлен мастерством Чэна и разочарован своим собственным уровнем. Чэн сказал, что продемонстрированные только что приемы есть всего лишь начальные навыки системы, на самом деле искусство Багуа Чжан гораздо глубже.

Лян Кэчуань, инструктор Син-и и Багуа в Пекине, который обучался у сына Чэн Тинхуа, рассказывает историю о раннем периоде пребывания Суня у Чэна. Лян утверждает, что в первый год обучения Суню разрешалось практиковать только несколько статических положений и хождение по кругу. Но Сунь практиковал и другие упражнения самостоятельно за спиной учителя. Позади Запретного Города была площадка, где лежало несколько старых пушек. Каждый день Сунь практиковался в этом месте, нанося удары по пушкам. Через несколько месяцев Сунь мог ударить по пушке и слегка сдвинуть ее с места, хотя пушки весили несколько сотен фунтов.

Когда Сунь пробыл с Чэном почти год, из южной части Китая в Пекин приехал знаменитый боец, чтобы вызвать Чэна Тинхуа на поединок. Чэн послал своих лучших учеников принять вызов южанина, и все они были побеждены. Чэн стал волноваться, что может потерять свою репутацию, и решил сам встретиться с мастером. Он уже собрался выйти к южанину, когда Сунь задержал его и сказал: "Я пойду сразиться с ним". Чэн воскликнул: "Но все, что ты практиковал, это хождение по кругу. Как ты можешь думать, что побьешь его, ведь он победил лучших моих учеников". Сунь сказал: "Он победил всех, если он победит и меня, от этого ничего не изменится, но если он победит вас, ваша репутация будет потеряна".

Чэн встретился с южанином и сказал: "У меня есть еще один ученик, готовый принять вызов". Сунь выступил вперед. Когда бой начался, Сунь стал двигаться вокруг противника, затем неожиданно ударил его так, как он ударял по пушкам за Запретным Городом. Ладонь Суня оказалась настолько тяжелой, что вышибла противника через окно за пределы здания. Чэн Тинхуа от радости так хлопнул по скамье, на которой сидел, что сломал ее пополам. Южанин склонился перед Чэном и признал: "Юг проиграл великому Чэн Тинхуа". Сунь делал записи обо всем, что Чэн рассказывал ему. Это стало основой для написания его рукописи о Багуа Чжан. После обучения у Чэна в течение трех лет Сунь стал искусен в рукопашных методах Багуа Чжан, в методах владения мечом и копьем по системе Багуа Чжан.

Чэн сказал ему, что он обучается быстро благодаря своему прежнему опыту в боевых искусствах и природным способностям, и дал ему прозвище "Умнее шустрой обезьяны". После того как Сунь прозанимался с Чэном три года, тот сказал, что дальнейшее пребывание здесь не принесет ему много пользы. Другим он говорил: "Я обучил более ста учеников, ни один из них не имел таких способностей и не тренировался так упорно, как Сунь. Я передал ему все свое умение, и теперь его умение непобедимо в этом мире". Чэн сказал Суню, что ему нужно испытать себя в мире.

Сунь не желал покидать учителя, но Чэн считал что ему следует это сделать. Он обратился к своему ученику: "Твое гунфу таково, что как учитель я не боюсь "потерять лицо", если тебе придется вступить в схватку", - и добавил: "Кулачное умение нашей школы тесно соотносится с теорией Ицзин. Если ты желаешь взойти на священный помост, тебе необходимо изучить источник и понять теорию Ицзин. Я знаю что в провинции Сычуань есть люди, особенно просвещенные в этих теориях. Тебе следует поехать туда". Перед тем, как Сунь ушел, Чэн напутствовал его: "Помни, гордость может причинить вред, тогда как из скромности всегда можно извлечь пользу". После этого Чэн дал ему имя "Лутан".

С этого времени в кругах мастеров боевых искусств он стал известен как Сунь Лутан. Сунь Цзяньюнь говорит, что, по крайней мере, один раз смена имени Суня привела к конфузному случаю. Один из учеников Чэн Тинхуа, Чжоу Юсян, который также изучал Син-и у Ли Цуньи, был инструктором Багуа Чжан и Син-и Цюань в Танцзине. Сунь был в городе и пришел навестить Чжоу. Хотя оба были из одной школы Багуа Чжан, они обучались у Чэна в разное время и поэтому никогда не встречались друг с другом. Когда Сунь вошел в школу Чжоу, тот спросил, как его зовут, Сунь ответил: "Я Сунь Лутан". Чжоу никогда не слышал о Сунь Лутане, он только лишь слышал о Сунь Фуцюане и поэтому не понял, кто его посетил. Чжоу спросил Суня, изучал ли тот боевые искусства. Сунь, осознав, что Чжоу не знает, кто перед ним стоит, сказал: "Да, я изучал Шаолинь".

После того как Чжоу услышал это, в его отношении стала проявляться мысль о превосходстве его системы над тем, чем занимается посетитель. Он сказал: "Почему бы вам не показать мне что-нибудь из Шаолиня?" - и атаковал Суня в дружеской манере, так, чтобы тот мог применить свою технику. Сунь выполнил ответное движение, на что Чжоу сказал: "Это не похоже на Шаолинь, давайте попробуем еще раз". На этот раз Чжоу атаковал с большей силой, стараясь действительно нанести удар. Сунь уклонился от атаки и нанес ответный удар так, что голова Чжоу прошла сквозь невысокий бумажный потолок. Чжоу воскликнул: "Это не Шаолинь. Я узнаю в этом манеру Син-и. Кто вы такой?!" Сунь ответил: "Как я уже говорил, я Сунь Лутан, известный также как Сунь Фуцюань". Чжоу произнес: "Теперь я знаю, кто вы. Мы кулачные братья! Почему вы сразу не сказали мне это?"

Потом Чжоу извинился за свою невежливость. Еще одно дружеское столкновение произошло между Сунь Лутаном и Ма Ютаном, другим учеником Ли Цуньи. Сунь работал телохранителем одного государственного чиновника в городе Синтан, провинции Хэ-бэй. Сунь и Ма знали друг о друге по имени, но никогда не встречались лично. Ма Ютан был известен также как любитель подшучивать. В один вечер, прогуливаясь по городу, Ма увидел чиновника, который, как было известно, нанимал Суня. Хотя Ма не знал, как выглядит Сунь, он догадался, что человек, сопровождающий чиновника, и есть Сунь Лутан. Чиновник вошел внутрь небольшого здания, а Сунь остался ждать снаружи. Ма незаметно подошел к Суню сзади и прыгнул на него в полушутливой атаке. Сунь быстро развернулся и схватил Ма так, что тот не мог двигаться. В негодовании он крикнул: "Кто ты такой?" Ма ответил: "Я Ма Ютан. Мы из одной системы Син-и Цюань". Сунь сказал: "Да, я слышал о тебе и предположил, что это ты атакуешь меня в такой форме. Ты единственный, кто настолько сумасшедший, чтобы делать подобные вещи". Они оба засмеялись и стали хорошими друзьями.

Сунь Лутан на своем пути

После того как Сунь Лутан покинул Чэн Тинхуа в конце 1891 года, он не мог немедленно последовать совету учителя и отправиться в провинцию Сычуань. Вначале он вернулся в свой родной город и женился на Чжан Шоусинь, которая терпеливо дожидалась его. Новобрачные переехали в округ Динсин провинции Хэбэй, где Сунь стал обучать боевым искусствам. В это время ему было тридцать с лишним лет. Много горожан и селян из близлежащих районов обучались у него. Сунь оставался там около трех лет, в этот период родился его первый сын Сунь Сини.

В 1894 году Сунь решил последовать совету Чэн Тинхуа и отправился в провинцию Сычуань. Там он повстречался с монахом по имени Чжи Чжень, у которого он обучался теории Ицзин и Эмейскому цигун. После непродолжительного пребывания в Сычуань Сунь отправился к горе Удан в провинции Хэбэй. Там он изучал даосское "Искусство бессмертия" у верховного даоса в монастыре Цзынсу. Несмотря на то, что даос хотел, чтобы Сунь оставался в монастыре и дальше, после двух лет пребывания вне стен родного дома Сунь решил вернуться к жене и сыну. Во время его путешествия по Сычуань и Хэбэй его умение стало более совершенным, а литературные познания значительно углублены. Сунь вернулся к своей жене в 1896 году, и они переехали в его родной город, расположенный рядом с Баодином. Там Сунь основал боксерскую ассоциацию "Пуян". Он обучал большое количество учеников и принимал посетителей с различными жизненными позициями.

 

Одним из лучших учеников Суня в Баодине был Ци Гунбо. Когда Ци начал изучать Син-и у Суня, он в течение трех лет не делал ничего, кроме стояния в позиции Саньти. Много учителей Син-и Цюань в Китае рекомендуют для достижения мастерства в этом искусстве длительное время посвящать стоянию в позиции Санъти. В прежние времена такое стояние считалось необходимым. Любой, кто посетит Баодин сегодня, может увидеть боевые искусства Сунь Лутана, практикуемые большим количеством поклонников единоборств. В период обучения боевым искусствам в своем родном городе Сунь также создал общество изучения литературы, потому что большинство горожан были неграмотными.

После того как в 1899 году Сунь покинул свой родной город, он отправился в Сянтан, город, расположенный на расстоянии приблизительно 100 километров от Пекина, в провинции Хэбэй. Сунь преподавал там боевые искусства приблизительно в течение 8 лет. По одному случаю богатый землевладелец устроил прием. Сунь был среди присутствующих, а хозяин демонстрировал свое умение верховой езды. Зная, что Сунь был известным мастером боевых искусств, после очередного круга хозяин остановил лошадь и спросил его, не желает ли он показать свое умение верховой езды. Сунь сказал: "Вы сделаете еще один заезд, а затем попробую я". Хозяин пустил лошадь вскачь вокруг двора, выполняя свои лучшие маневры, чтобы похвастаться ими перед Сунем. Он завершил свой заезд под общее рукоплескание гостей. С гордостью кланяясь публике и полагая, что Сунь и близко не сможет выполнить что-то подобное, хозяин стал высматривать Суня среди гостей, но нигде его не увидел. Тут он понял, что Сунь сидел на лошади позади него. Сунь сидел там на протяжении всей демонстрации, и аплодисменты публики были адресованы ему, а не хозяину.

Когда Сунь жил в Сянтане, там промышлял знаменитый бандит, прозванный "Летающий вор" за его цин гун (искусство легкости). Мэр Синтана обратился к Суню с просьбой помочь схватить вора. Сунь замаскировал себя под предсказателя будущего и стал ждать в центре города. Когда вор появился, Сунь побежал за ним, и вор стал спасаться бегством. С одной стороны город заканчивался полем высоких растений с тонкими стеблями. Когда верхушки растений обрезали во время сбора урожая, то остались только одни стебли. "Летающий вор" выбежал на поле, вскочил на плотно растущие растения и побежал по верхушкам стеблей. Вор был уверен, что никто не сможет последовать за ним, но, обернувшись, он увидел Суня, продолжавшего преследование и бегущего поверх стеблей растений. Сунь схватил вора и доставил его властям.

Одним общим упражнением в практике цин гун является изучение метода быстрого маневрирования во время ходьбы по системе высоко стоящих тонких деревянных столбов. Очевидно, именно эта практика сослужила Суню хорошую службу в погоне за бандитом. Сунь Цзяньюнь утверждает, что ее отец тренировал цин гун не только в раннем возрасте, когда обучался Шаолиню, но и тогда, когда обучался по системам Син-и Цюань и Багуа Чжан, которые тоже содержали упражнения цин гун. Она говорит, что одним из способов тренировки был бег по слегка наклоненной поверхности. Постепенно угол наклона поверхности увеличивали, доводя до вертикали. Она говорит, что ее отец мог взбежать на трехметровую стену за три шага, быстро развернуться около потолка и спрыгнуть вниз. Она добавляет, что хотя существуют утверждения о том, что, взобравшись по стене, он мог прилипнуть к потолку, это неправда.

В 1907 году Су Шичан, главный губернатор трех северных провинций, услышал о мастерстве Сунь Лутана и, считая распространение национальных искусств важным делом, пригласил Суня на север страны для преподавания. Сунь взял с собой младшего брата по боевым искусствам Ли Вэньбяо, который был учеником Ли Цуньи, и в ответ на приглашение губернатора отправился на север в Фэнтянь. Вскоре после переезда Сунь столкнулся в схватке и победил бандита, прозванного "Непобедимый в восточных провинциях", после этого его репутация стала известна в северо-восточных районах Китая. Во время второго года пребывания там Сунь готовился к участию в боксерском матче против европейца. Но Су полагал, что если Сунь победит, иностранец предстанет в невыгодном свете, и отменил матч. Вскоре после этого Сунь покинул северные провинции и вернулся в свой родной город.

Каллиграфия Сунь Лутана

В 1910 году, понимая, что он не сможет способствовать распространению боевых искусств в Китае из своего маленького городка, он переехал в Пекин, здесь прошла большая часть его оставшихся лет. Он арендовал дом в восточной части города и открыл три тренировочных зала. Две школы были в Пекине, одна - в Тяньцзине. Управлял школами Ли Вэньбяо и один из старших учеников Суня Ли Юлинь.

Ли Юлинь был одним из старших учеников Сунь Лутана

Сунь ездил между Пекином и Тяньцзинем, чтобы принимать новых учеников и проводить занятия. В ответ на приглашения он также делал короткие поездки в различные школы боевых искусств по всей стране и обучал там. Но дом Суня оставался в Пекине вплоть до того дня, когда за месяц до своей смерти он вернулся в родной город.

В Пекин Сунь переехал в возрасте 48 лет. Дочь Сунь Лутана родилась 6 июля 1914 года, когда Суню было 53 года. В сентябре 1914 года, находясь в Пекине, Сунь услышал, что знаменитый учитель Тайцзи Цюань Хао Вэйчжэнь прибыл в город, чтобы навестить своего друта Ян Цзяньхоу. Хао не застал Яна в городе и был вынужден остановиться в гостинице, где к тому же заболел. Узнав об этом, Сунь забрал Хао из гостиницы и привез его к себе домой. Он пригласил доктора, чтобы тот осмотрел Хао, купил лекарства и заботился о нем, пока тот не выздоровел. Все это время Сунь не знал, что Хао преподает именно Тайцзи Цюань, он знал всего лишь, что Хао - известный мастер боевых искусств. После того как Хао оправился от болезни, он был настолько признателен Суню, что в знак благодарности решил обучить его своему боевому искусству. Так Сунь Лутан изучил стиль Хао Тайцзи Цюань.

В июле 1915 года была опубликована первая книга Сунь Лутана "Наука кулачного искусства Формы- Мысли". Эта книга стала первой в истории китайских боевых искусств, в которой теория кулачной школы объяснялась в соответствии с китайской философией. Множество книг по боевым искусствам было опубликовано до книги Суня, но ни одна из них не объясняла теоретический материал так глубоко. После издания книги мастер Тайцзи Цюань Чэнь Вэймин, который преподавал боевые искусства императору Суан Тану, посетил Суня. Сунь и Чэнь обсуждали теоретические концепции боевых искусств. Они пришли к согласию в том что естественное ведение Ци с помощью мысли - это то, о чем говорил Мэнь-цзы в своей доктрине "гармонизации и культивирования без причинения вреда". После этой беседы Чэн высказал желание обучаться у Сунь Лутана и впоследствии изучал у него Син-и Цюань и Багуа Чжан. Чэнь Вэймин, известный также как Чэнь Дзэндзэ, написал третье предисловие к книге Суня о Син-и Цюань.

К 1916 году боевые искусства стали очень популярны среди жителей Пекина. Сунь, объединившись с несколькими другими мастерами боевых искусств, открыл Пекинский физкультурный лекционный зал. Сунь проводил инструкции в сочетании с объяснением соответствующей литературы и демонстрацией кулачных приемов. Его инструкции содержали в себе разъяснения теории Ицзина, а также конфуцианской, даосской и буддийской философий. По одному случаю его лекцию посетил Чэнь Баоцюань, президент Пекинского колледжа учителей высшего образования. После лекции Чэнь сделал визит Суню, и они беседовали об Ицзине, Лао-цзы, Чжуан-цзы и о практике боевых искусств с целью укрепления тела. В разговоре с другими об этом визите, Чэнь говорил: "Уровень познаний и осмысления мастера Суня наивысший среди людей боевых искусств и редко встречающийся среди ученых".

В этом же 1916 году была завершена рукопись второй книги Сунь Лутана "Наука кулачного искусства Багуа".

Сунь Лутан в 1920 году со своей шести - летней дочерью Сунь Цзяньюнь

Весной 1919 года давний знакомый Суня Су Шичан убедил его вступить на государственную службу. С 1919 по 1924 год Сунь работал на правительство в Пекине, обучая боевым искусствам. Благодаря его связям с Су он стал инструктором боевых искусств в президентском дворце и получил воинское звание лейтенант.

Вскоре после этого продвижения по службе, в ноябре 1919 года, Сунь завершил рукопись своей третьей книги "Наука кулачного искусства Тайцзи".

В этот период времени на родине Суня три года была засуха, и бедным людям в его деревне не хватало пищи. Сунь вернулся к себе в деревню и сказал, что даст все необходимые деньги, но под большой процент. Богатые жители отказались из-за поставленных условий, но у бедных не было выбора, и они решили взять деньги. Сунь обязал их подписать контракт, удостоверяющий условия договора. В этом же году прошли обильные дожди, и все жители деревни собрали хороший урожай. Сунь приехал в деревню и сжег все подписанные контракты. Он сказал, что установил такой высокий процент, чтобы бедные люди работали упорно, а богатые не взяли деньги. Как он и предсказывал, когда был мальчиком, он стал известным мастером боевых искусств а его односельчане стали гордиться им. В июле 1921 года была издана третья книга Суня, посвященная Тайцзи Цюань.

Тайцзи Цюань Сунь Лутана

После стольких лет исследования искусств Тайцзи Цюань, Син-и Цюань и Багуа Чжан Сунь Лутан создал свой стиль Тайцзи Цюань. Сунь Цзяньюнь характеризует этот стиль как сочетание метода перемещений Багуа Чжан с методами для ног и поясницы из Син-и Цюань и использование мягкости, свойственное Тайцзи Цюань. Благодаря своему стилю Тайцзи Цюань и умению мастерски применять его, известность Суня стала еще больше. Слухи о нем достигли даже Японии. Один знаменитый японский мастер так хотел испытать Суня, что убедил императора Японии послать его в Китай для поединка с Сунь Лутаном. В 1921 году японский мастер боевых искусств прибыл в Китай и встретился с Сунем. Говоря через переводчика, он сказал: "Я слышал, вы практикуете китайское боевое искусство, в котором мягкость побеждает твердость. Что ж, я тверд! Каким способом вы желаете драться со мной? Я буду сражаться по любым правилам и с любым оружием". Сунь повернулся к переводчику и сказал: "Так как он гость в нашей стране, я позволяю ему сделать выбор".

Японец сказал: "Я собираюсь использовать твердую силу, чтобы захватить вашу руку в замок и сломать ее. Давайте посмотрим, сможете ли вы использовать свою мягкую силу, чтобы победить мою!" Сунь, который был значительно меньше японца, без раздумья согласился. Полагая, что Сунь будет просто отступать и извиваться, стараясь ускользнуть от его захватов, японец добавил: "Я также желаю, чтобы вы победили эту технику, не убегая от моей атаки". Сунь сказал: "Я принимаю это".

Сунь попросил наблюдателей вынести все вещи из комнаты и очистить пространство на полу. Он сказал: "Я буду лежать здесь на полу, ваши ученики могут держать мои ноги, а вы можете попробовать применить вашу технику. Я даже положу свою другую руку себе за спину". Сунь лег на пол, а японский мастер схватил его руку. Переводчик просчитал: "Один, два, три!" На счет "три" Сунь быстро вытащил свободную руку из-за спины и нанес точечный удар в живот противника. Этот удар привел к тому, что японец потерял свой захват и Сунь вскочил на ноги. Но противника было не так-то легко сбить с ног, и он последовал за Сунем. Сунь нанес несколько ударов по другим точкам на теле противника и швырнул его в книжный шкаф. Шкаф рухнул на противника сверху. Переводчик закричал: "Вы травмировали его!" Сунь ответил: "С ним будет все в порядке. Скажите ему, когда он поднимется и отдышится, что мы можем попробовать еще раз". Противник, признав поражение, отказался от другой попытки.

Сунь Лутан был также известен за свою способность наносить большой ущерб противнику без применения силы. Однажды, когда он занимался толкающими руками с крупным ширококостным учеником по фамилии Ли, тот разозлился оттого, что Сунь с такой маленькой комплекцией мог легко контролировать его. Ученик подумал про себя: "Он настолько меньше меня, что если я ударю его, он, безусловно, отлетит на несколько метров", - и попытался применить фа цзинь (выброс усилия). Сунь легко отклонил удар и сделал вид, что ничего не произошло. Расстроенный оттого, что не смог ударить Суня, ученик ушел. Через несколько часов ученик вернулся, Сунь работал за письменным столом. Ученик был в сильном поту и едва мог говорить. Сунь сказал: "Когда ты собирался ударить меня, я знал, что у тебя на уме". Ученик извинился, и Сунь объяснил: "Ты получил внутреннюю травму". Дав ученику бумагу, на которой было что-то написано, он сказал: "Возьми этот рецепт, иди домой и отдохни". На следующий день вся рука ученика была черная.

Второй сын Сунь Лутана был очень зол на этого ученика за то, что тот попытался ударить его отца. Позже Сунь отправился в путешествовие в Шанхай и взял ученика с собой. Сын Суня сказал в недоумении: "Этот парень пытался побить тебя. Он может попытаться сделать это снова! Почему ты вылечил его и обращаешься с ним так хорошо?" Сунъ ответил: "Ты не прав. Он знает, что я мог травмировать его сильно, но дал ему лишь почувствовать это. Он понял, что я использовал нравственность, чтобы победить его грубость, и теперь он уважает меня".

В 1923 году Сун был опечален тем, что его третий сын, Сунь Хуаньминь, погиб из-за несчастного случая в Шанхае в 1922 году. Су предоставил Суню одномесячный отпуск, чтобы тот мог поехать в Шанхай и Хончжоу. Во время пребывания там Сунь принял более ста учеников. В конце 1923 года рукопись четвертой книги Суня " Истинный смысл боевого искусства" (Цюань И Шу Чжэн) была завершена. В 1924 году Сунь оставил свою правительственную службу и переехал в Шанси для курирования школы боевых искусств. В июле этого года четвертая книга Суня была опубликована. К январю 1925 года рукопись пятой книги <Наука Багуа Цзянь> была завершена. В ноябре 1927 года книга о мече была издана.

В 1928 году президент Национальной академии боевых искусств в Наньцзине, Чжан Чжицзян, и вице- президент, Ли Цзинлинь, пригласили Сунь Лутана преподавать в Шанхае. В сопровождении своего ученика Ян Шиюаня Сунь отправился в Шанхай. В 1924 году ученик Суня, Чэнь Вэймин, организовал Общество изучения Тайцзи в Шанхае, поэтому Тайцзи Цюань было уже довольно хорошо известно в городе. По прибытии в Шанхай Сунь на какое-то время остановился в доме Чэня. Позже он переехал в Наньцзин, где был назначен главным консультантом по внутренним стилям в Национальной академии боевых искусств.

Сунь Лутан в Тянъцзине, 1926 год

 

Быстрота ног Суня

Способность Сунь Лутана применять маневренность и быстроту ног Багуа Чжан была легендарной. Сунь Цзяньюнь вспоминает, как по одному случаю отец посетил дом друга. Когда друг услышал звук бамбуковой трещотки при открытии входной двери, он сразу же заглянул в комнату, чтобы посмотреть, кто вошел. Сунь уже пересек комнату и сидел на стуле в противоположной ее части. Друг воскликнул: "Как ты оказался там так быстро?!" Сунь ответил: "Благодаря практике Багуа Чжан".

Другой раз известный мастер боевых искусств по прозвищу <Нос Ли> хотел вызвать Суня на поединок. Все его друзья говорили, что это безумие, потому что Сунь очень быстр. Ли настаивал, и Сунь принял вызов. Двое стали друг против друга, но перед тем как Ли смог едва приготовиться, Сунь был уже позади него и ударил его в спину. Свидетели поединка уверили Ли, что ему даже не стоит пробовать сражаться с таким быстрым противником, как Сунь. В 1928 году Сунь приехал в Шанхай, чтобы преподавать в крупной ассоциации школ боевых искусств.

Когда он только прибыл, там было 30 или 40 человек, желающих увидеть демонстрацию его, ставшего уже легендарным, мастерства. Сунь сказал:"Вы все можете попытаться поймать меня, если кто-то из вас схватит мой рукав или полу одежды, он уже имеет гунфу ". Все стали бегать по комнате, пытаясь поймать его, но никто не смог схватить даже край его одежды.

Осенью 1928 года в округе Чжунцзян была образована Провинциальная академия боевых искусств Цзянсу. Президент провинции предложил Суню стать администратором школы, и Сунь согласился. Сунь управлял школой вместе со своими учениками Ци Гунбо, Сунь Чженьчуанем и Сунь Чженьдаем. В этот период времени Сунь много разъезжал между Наньцзинем, Шанхаем, Сучжоу и Ханчжоу для преподавания в разных школах.

Встреча мастеров ушу в Шанхае. 1929 г. В первом ряду, слева направо: Ян Чжэнфу (тайцзицюань), Сунь Лутан (багуа, синъи, тайцзи), Лю Байчуань(лохань шаолиньцюань), Ли Цзинлинь (уданский меч), Ду Синьу (цзыжаньцюань).

 

В 1930 году в провинциях Цзянсу и Чжецзян было сильное наводнение. Желая собрать деньги для жертв наводнения, Сунь организовал в Шанхае группу учеников, которая устраивала благотворительные демонстрации боевых искусств. После выступления своих учеников Сунь Лутан сам выходил на помост и демонстрировал Цза ши чуй - одну из форм Син-и Цюань. Когда он выбрасывал кулак во время первого удара, аудитория могла слышать звук вовлекаемого воздуха. Когда он притоптывал, раздавался звук, похожий на гром. Во время завершающего поворота тела серо-белая борода Суня вращалась как хлыст. Его выступление было кульминацией успеха. Весной 1931 года Сунь Лутан, игнорируя давнее табу, основал женский курс в Чжэцзянской школе боевых искусств, на который были приняты шестьдесят студенток. Когда Сунь увидел, что курс переполнен, он послал телеграмму в Пекин, в которой попросил свою дочь Сунь Цзяньюнь приехать в школу и обучать класс.

После того как в 1931 году японцы вторглись в Китай, Сунь оставил свой пост в академии боевых искусств и вернулся в Пекин. Сунь Цзяньюнь говорит, что ее отец всегда учил, что смысл практики боевых искусств заключается не в том, чтобы драться. Он говорил, что если кто-то хочет драться, он может использовать пистолет. В своих наставлениях он обращал большое внимание на укрепление тела. Он говорил, что смысл боевых искусств - быть здоровым на протяжении всей жизни и затем умереть легко. Он также говорил, что если кто-то внутренне крепок, он не будет болеть на протяжении жизни, а когда его тело износится по причине преклонных лет, он умрет без болезни. Согласно статьям, опубликованным недавно в Китае, Сунь был известен тем, что отстранял учеников, интересующихся боем. Он говорил им, что если они хотят научиться драться, им следует найти более хорошего учителя.

Сунь Цзяньюнъ утверждает, что ее отец не считал, что есть какой-то секрет в практике боевых искусств. Он подчеркивал, что существуют всего два слова, которые описывают правильный способ тренировки, это Чжун Хэ , которые можно перевести как "равновесие", или "естественность". Он рекомендовал ученикам следовать принципам стиля, но не практиковать что-то одно слишком много. Практика должна быть уравновешенной. Сунь Цзяньюнь говорит: "Когда вам жарко, вы снимаете часть одежды, когда вам холодно, вы надеваете дополнительную одежду, так же и в практике, вы ищете состояние равновесия".

Сунь Цзяньюнь помнит, как в юности наблюдала за отцом, тренирующимся дома. Она говорит, что они жили в доме старого стиля, в котором единственной вещью, отделяющей комнаты друг от друга, была плотная ткань, свисающая с потолка. Комната, в которой практиковался Сунь, была немного мала для отрабатываемой формы, и в одной позиции Сунь наносил быстрый удар ногой по ткани, образующей ширму. Сунь Цзяньюнь говорит, что ее отец был настолько точен в исполнении формы, что всегда наносил удар в одно и то же место. Через несколько месяцев в этом месте образовалась дырка. Ее мать залатала порванную ткань, но через несколько месяцев образовалась новая дырка на том же самом месте.

Сунь Лутан в Шанхае, приблизителъно 1930 год

В 1931 году, когда Сунь Цзяньюнь было 17 лет, она изучала метод "быстрых" ног своего отца из первых рук. Сунь был с визитом в школе боевых искусств, расположенной в горной области Китая. Сунь, которому тогда было 70 лет и который повсюду носил с собой палочку для опоры, предложил своим ученикам попытаться догнать его вверх по горе. Все ученики, включая Сунь Цзяньюнь, бежали так быстро, как могли, но никто не смог сравняться с ним. Когда они достигли здания, по направлению к которому бежали, то увидели Суня, стоящего у входа, без каких-либо признаков утомления. Он сказал им: "Вы все выглядите так, как будто вам нужен отдых".

Инструктор Багуа Чжан в Пекине Лю Синхань, которому сейчас 85, рассказывает, что когда он был молодым и тренировался у своего учителя Лю Биня, Сунь помогал ему в его практике Багуа Чжан, когда навещал Лю Биня. Сунь и Лю Бинь вместе тренировались у Чэн Тинхуа. Лю Синхань вспоминает, что каждый раз, когда Сунь наблюдал за его хождением по кругу, он выкрикивал: "Быстрее, быстрее!" Сунь был известен за свои быстрые действия ногами и всегда подчеркивал этот компонент в практике Багуа Чжан.

Сунь Цзяньюнь говорит, что Сунь всегда очень уважительно относился к своей матери. Место, где она была захоронена, находилось на расстоянии 10 миль от его дома в Баодине. Она рассказывает, что когда он жил в Баодине, он ходил 10 миль к могиле своей матери, кланяясь каждые пять шагов. Он ходил так быстро, что, несмотря на паузы для поклона через каждые пять шагов, сопровождавшие его ученики с большим трудом могли следовать за ним, не отставая.

 

Его умение проявлялось не только в способности быстро перемещаться. Один раз во время посещения Академии боевых искусств Цзяньсу руководители школы попросили его устроить демонстрацию. Небольшая комната, в которой он находился, была вся заполнена людьми. Там не было места для каких-либо перемещений. Тогда Сунь подошел к краю пола и прижал одну сторону ступни и один бок туловища к стене. Затем он убрал другую ногу с земли, подняв колено как можно выше. Его нога, плечо и рука остались прижатыми к стене. Группа смотрела на Суня, как бы желая сказать: "Это не слишком впечатляет". Сунь обратился к наблюдателям: "Почему бы кому-нибудь из вас не попробовать сделать то же самое?" Несмотря на все старания, ни один из присутствующих не смог удержать равновесие, перенося вес тела на ногу, стоящую у стены. Суня спросили, как он смог сделать это. Он ответил, что его тело не имело конкретного центра равновесия. Все его тело было центром.

Смерть Сунь Лутана

По словам Сунь Цзяньюнь, ее отец, используя Ицзин (Книгу Перемен) предсказал точную дату своей смерти. В год его смерти (1933) немецкий доктор в госпитале западного типа осмотрел Суня и сказал, что у него тело сорокалетнего человека (Суню было 73 года). Вскоре после этого Сунь решил поехать в Баодин, в котором он не был 17 лет. Когда он прибыл в Баодин, он принял 18 новых учеников, сказав, что это его последние студенты. После того как он обучил их тому, что считал необходимым, он вернулся в Пекин, где объявил, что в течение месяца он умрет. Незадолго до этого умер один из близких друзей Суня, и его родные подумали, что он просто находится под впечатлением от случившегося, но преодолеет это.

Сунь Лутан вместе со своей женой Чжан Чжаосянь и дочерью в 1933 году

 

В то время о родителях заботилась Сунь Цзяньюнь. Первый и третий сын уже умерли, а второй сын жил в Шанхае. Сунь Лутан сказал Сунь Цзяньюнь: "Мы должны вернуться в Баодин. Я хочу, чтобы меня похоронили там, а перевезти мое тело после моей смерти будет слишком сложно". Когда Сунь, его жена и дочь вернулись в округ Ван, Сунь перестал есть. Он сказал: "Я пришел в этот мир пустым и уйду из него пустым". Он практически ничего не делал, пребывая большую часть дня в сидячей медитации, ничего не ел, а только пил воду. Дочери он сказал, чтобы она не скорбела о его смерти. Он оставил ей инструкции о том, что она должна сделать после того, как он умрет.

Он сказал, что умрет сидя, они должны будут подождать полчаса, после чего его тело можно будет положить, и сын с дочерью могут начать его оплакивать. В предсказанный им день своей смерти он сидел на стуле, погруженный в медитацию. Его родные и друзья пытались говорить с ним, но он не обращал внимания. Он не захотел надеть верхнюю одежду, сказав, что она ему не понадобится. Три раза через какие-то промежутки времени он открывал глаза и спрашивал, который час. На третий раз он попрощался, закрыл глаза и умер.

Это было 16 декабря 1933 года. Комната, в которой Сунь умер, была той же самой, в которой он родился, и находилась в старом кирпичном доме. Он был похоронен в его родной деревне. Через год умерла его жена и была похоронена рядом с ним. Существует знаменитая история, согласно которой, перед самой смертью Суня, ученики спросили его, каков секрет внутренних боевых искусств. История утверждает, что Сунь написал иероглиф в своей руке, показал его ученикам и умер. Иероглиф, который он написал, означал слово "практика". Сунь Цзяньюнь, которая была с отцом в его последний день, говорит, что эта история не является правдой. Хотя, по ее словам, отец говорил, что если и есть какой-то секрет во внутренних искусствах, то это упорная практика.

Сунь Цзяньюнь также рассказывает об одном таинственном событии, касающемся смерти Суня. По ее словам, через три дня после смерти отца, она и мать уехали в Пекин. Тело Суня еще не было захоронено, так как существовал обычай проводить захоронение только через 30-60 дней после смерти человека. Единственными членами семьи, которые остались в доме, были его второй сын со своей женой, а также жены его первого и третьего сыновей. Старший и третий сыновей Суня уже ушли из жизни (в 1929 и 1922 году соответственно).

Однажды, через несколько дней после того, как Сунь Цзяньюнь уехала, второй сын Суня, Сунь Цуньчжоу, навещал соседей, и в доме находилась только его жена. В это время к дому подошел незнакомец, молодой человек лет тридцати, и спросил, это ли дом Сунь Лутана. Жена Сунь Цуньчжоу ответила: "Да, это действительно его дом, но он недавно скончался". Молодой человек достал тонкий конверт и сказал: "Несколько недель назад на мосту я встретил белобородого старца. Он дал мне этот конверт, попросил найти дом Сунь Лутана и в назначенный день отдать конверт его ближайшим родственникам".

Жена Сунь Цуньчжоу взяла конверт; так как она не умела читать то послала за своим мужем. Когда пришел Сунь Цуньчжоу, он посмотрел на молодого человека и сказал: "Что здесь происходит?! Мы не знаем вас". Молодой человек стал рассказывать о конверте, но Сунь Цуньчжоу не хотел слушать. Он был очень упрямым человеком и полагал, что незнакомец поступает грубо, беспокоя семью так скоро после смерти Суня. Он велел незнакомцу забрать конверт и уходить. Молодой человек сказал: "Если вы не возьмете конверт, вы будете сожалеть об этом". Сунь Цуньчжоу отказался слушать, и молодой человек ушел. К этому времени в доме собрались несколько учеников Сунь Лутана, они были сильно разозлены тем, что Сунь Цуньчжоу даже не взглянул на содержимое конверта. Ученики сразу же попытались догнать незнакомца, но когда они вышли наружу, то нигде его не обнаружили. По словам Сунь Цзяньюнь, она не знает, что могло быть в конверте, но она уверена, что это было послание от ее отца.

Дневник Сунь Лутана

Помимо конверта, упомянутого выше, еще один важный документ Суня был утерян. Сунь Цзяньюнь говорит, что ее отец вел дневник вплоть до шестидесяти лет. Сунь не любил много разговаривать с людьми, но он постоянно делал записи в своем дневнике о том, чему научился у своих учителей, о людях, которых он обучал, о людях, которых он знал, и так далее. По случаю шестидесятилетнего юбилея Суня, который для китайцев имеет особое значение, в Пекин приехало несколько десятков его учеников. Дневник Суня хранился на книжной полке в его доме. В конце торжества, когда все гости разошлись, дневник исчез. После смерти отца Сунь Цзяньюнь поместила сообщение в газете, в котором просила вернуть дневник и обещала сделать его доступным для всех учеников.

Дневник не был возвращен, хотя позже она узнала, что один из проживавших в доме учеников взял его и затем отдал своему сыну. По прошествии времени она нашла сына, но это было уже после Культурной революции, во время которой дневник был уничтожен. Надгробие Сунь Лутана тоже пострадало в период Культурной революции. В 1966 году Красная гвардия подошла к месту надгробия Суня, чтобы ограбить его. Они думали, что такой знаменитый человек должен был быть богатым и некоторые из его драгоценностей захоронены вместе с его телом. Все. что они нашли, это несколько монет и меч Суня. Они забрали монеты, а меч бросили на землю. Кто-то из деревни забрал меч и спрятал его в укромном месте. Позже сельчанин вернул меч Сунь Цзяньюнь, а она затем передала его государству как национальное сокровище.

 

Сунь Цуньчжоу (1893-1963)

Из трех сыновей Сунь Лутана наиболее умелым в боевых искусствах был Сунь Цуньчжоу.

孙存周与孙禄堂推手

Сунь Цуньчжоу и Сунь Лутан выполняют "толкающие руки"

Сунь Лутан и Сунь Цуньчжоу в Шанхае. Приблизительно 1930 год.

Сунь Сини, первый сын Суня, не проявлял интереса к боевым искусствам и мало практиковался. Сунь Сини родился в 1891 году и умер в 1929 году от болезни. Третий сын Суня, Сунь Хуаньминь, изучал и преподавал боевые искусства своего отца, но в результате несчастного случая умер в 1922 году в возрасте 25 лет. Он выполнял гимнастические упражнения на высоко расположенном брусе и упал, сломав ребра. Ребра прошли сквозь внутренние органы, и Сунь Хуаньминь умер от осложнения. Сунь Цуньчжоу был упрямым человеком и довольно высокомерным в юности, хотя впоследствии он избавился от высокомерия. Существует история, которую до сих пор пересказывают в Китае, о том, что смирило его. Согласно этой истории, когда Сунь Лутан жил в Пекине, его мастерство считалось непобедимым, а моральные принципы высокими. Люди повсюду искали возможность обучаться у него, те же, кому это удавалось, очевь гордились тем, что являются его учениками.

Сунь Цуньчжоу страстно желал достигнуть признания такого же рода, но отсутствие мудрости отца, нетерпеливость молодости и искусное умение, приобретенное на отцовских тренировках, создали только агрессивного и безжалостного бойца. Поэтому он постоянно искал возможность одержать очередную победу в публичной схватке, чтобы создать себе репутацию. Однажды в Пекин прибыл неизвестный мастер боевых искусств, который вскоре завоевал хорошую репутацию. Когда Сунь Цуньчжоу услышал о нем, он незамедлительно нашел его и вызвал на поединок.

Как только мастер сказал, что принимает вызов, Сунь Цуньчжоу внезапно атаковал его. Мастер быстро отразил удар и одновременно выбил у Сунь Цуньчжоу один глаз. Затем он обратился к юноше с нотацией и сказал: "Это удачный день для тебя. Тебе повезло, что мы встретились в этот день таким образом. Тебе повезло, что ты приходишься сыном такого уважаемого человека, как твой отец. И тебе очень повезло, что я выбил тебе только один глаз и оставил второй. Теперь иди по своей жизни дальше, но измени свое сердце, потому что если ты случайно потеряешь второй глаз, то вся твоя жизнь будет, несомненно, потеряна". История продолжается так: по прошествии нескольких дней Сунь Лутан нашел мастера и поблагодарил за данный его сыну жизненный урок, в котором тот действительно нуждался и который был слишком суров, чтобы его мог дать родной отец.

Хотя это замечательная история, Сунь Цзяньюнь говорит, что это неправда. Она рассказывает, что ее брат действительно потерял глаз, но это произошло в результате несчастного случая, а не в результате боя. И что после того как он лишился глаза, Сунь Цуньчжоу больше не участвовал в поединках, так как боец без одного глаза имеет очень невыгодное положение в бою. Сунь Цуньчжоу действительно стал скромным человеком после того как потерял один глаз, но это произошло без участия другого бойца.

Дочь Сунь Цуньчжоу - Сунь Шу Рун. Родилась в 1918 году в Пекине. После смерти своего отца (1963 г) принимала участие в распространении учения Сунь Лутана. В сотрудничестве со своим братом и сестрой переиздавала произведения Сунь Лутана, сопровождая комментариями.

Руководитель Пекинской "Ассоциации изучения Тайцзи цюань стиля Сунь"

 

 

 

В 1982 году энтузиасты стиля Сунь помогли Сунь Цзяньюнь восстановить надгробие Сунь Лутана. Сунь Цзяньюнь, которой сейчас 80 лет, полна жизни и выглядит очень здоровой. Она утверждает, что ее отец всегда был скромным и честным человеком, не имеющим ложной гордости и высокомерия. Несмотря на то, что единственная пройденная им формальная аттестация была в возрасте между семью и девятью годами, он был уважаемым ученым. В течение своей жизни он написал пять книг. Первая книга "Наука Син-и Цюань" была издана в 1915 году, вторая книга "Наука кулачного искусства Багуа" в 1916-м. Его книга о Тайцзи Цюань была опубликована в 1921 году, а книга "Истинный смысл боевого искусства" - в 1924-м. Книга Сунь Лутана о мече Багуа была издана в 1927 году. Когда Сунь Лутан умер, шестая его книга была завершена на две трети. Эта книга "Наука копья Син-и", никогда не была опубликована. Сунь Цзяньюнь рассказывает, что был ученый по имени Лю Чжуньли, который прошел наивысшую аттестацию на последних императорских экзаменах, проводимых в Китае. После того как Лю прочел несколько книг Сунь Лутана, он был убежден, что кулачный мастер не мог написать их. Большинство мастеров боевых искусств того времени были необразованными и неграмотными. Лю пришел с визитом к Суню и сказал:

"Вы не могли в действительности написать эти книги. Кто написал их за вас?" Сунь сказал посетителю, что книги на самом деле написал он. Лю, убежденный в том, что Сунь говорит неправду, целый день расспрашивал его о классической литературе, Ицзин и математике. Он не смог поставить Суня в тупик ни по одному вопросу. В конце концов Лю признал: "Вы действительно являетесь мастером как боевых искусств, так и литературы". Сунь Лутан, который в течение своей жизни получал такие прозвища, как "Герой Голова Тигра", "Первая рука под Небесами" и "Умнее, шустрой обезьяны", почитается гигантом в боевых искусствах и мастером своего поколения.

Каллиграфия Сунь Лутана на веере

Вверх