Г . Б . ДАГДАНОВ

ТРАДИЦИОННАЯ СИСТЕМА ЦИГУН В КИТАЕ

В культурном наследии стран Восточной, Юго-Восточной и Южной Азии сохранилось немало систем психофизической тренировки человека. Некоторые из них, например индийская йога, изучены в большей степени, другие — в меньшей. Система цигун, возникшая в глубокой древности в Китае и развивавшаяся в течение многих веков, оказалась малоизученной, хотя это немаловажная область культурного наследия прошлого, требующая многоаспектного изучения с точки зрения соци­ альной, истории медицины, психологии, философии. Цель данной статьи — в известной степени восполнить этот пробел, рассмотрев некоторые аспекты системы цигун — до сих пор существующей живой традиции.

Во время научной стажировки в КНР в 1986—1987 гг. автор данной статьи имел возможность убедиться в том, что традиция цигун жива до сих пор. Занятия цигун — ныне поистине массовое явление: ранним утром сотни тысяч людей по всей стране в разное время года в любую погоду выходят в парки, на стадионы, бульвары, набережные, чтобы посвятить занятиям цигун 30—60 минут. Почти всегда это — коллективные занятия (только после такой многолетней практики воз­можны индивидуальные занятия) с наставником. Подавляющее большинство занимающихся — люди средних лет и пожилые. Молодежь из традиционных оздоровительных систем обычно отдает предпочтение гораздо более динамичному у-шу. По всей стране ныне действуют сотни обществ цигун: от национального уровня до провинциального, городского и т. д. Многие крупные объединения имеют специальные научно-исследовательские группы и целые институты с небольшим штатом, которые занимаются теорией и практикой цигун с позиций как современной науки, так и традиционной. Эти центры выпускают массовыми тиражами разнообразную литературу по цигун: от «Занятия цигун для самых маленьких» и популярных ежемесячных журналов до серьезных, фундаментальных исследований с привлечением широкого круга ученых — историков, филологов, представителей традиционной и европейской медицины. Конечно, активно привлекаются практикующие представители живой традиции. Материалы литературы по цигун неоднозначны по своему содержанию и объективности. Авторы, как правило, отдают предпочтение именно той школе, которую они представляют. Отрадным представляется тот факт, что авторы ряда книг по цигун в какой-то степени отходят от традиционного метода — «ничего не создаю, а только передаю» (Конфуций), проводя серьезный аналитический анализ системы цигун как в целом, так и в частностях. Цигун в таких работах рассматривается в самых различных аспектах, интересующих современную науку: от философско-психологических и медицинских аспектов до конкретных практических рекомендаций с разъяснением техники воздействия того или иного упражнения на организм человека, что практически невозможно встретить в старых книгах по цигун. Но все авторы сходятся в том, что ныне цигун можно квалифицировать как искусство укрепления здоровья, играющее активную роль в профилактике и извлечении ряда заболеваний, сохранении и укреплении здоровья, предотвращении преждевременного наступления старости и в продлении жизни. Именно поэтому, отмечают современные исследова­ тели, еще в древности система цигун была названа «методом излечения заболеваний и продления жизни» [1, с. 3].

Цигун — составная часть культуры психической деятельности, и она «теснейшим образом связана с другими составными элементами и частями всей метакультурной общности» [2, с. 4 ], в целом представ­ ляя собой своеобразное явление традиционной китайской культуры.Цигун своими корнями уходит в глубокую древность, она вобрала в себя несколько систем психофизической подготовки — как традиционно китайских, так и буддийских по происхождению. В немалой степени благодаря буддизму цигун сохранилась до наших дней, и поэтому некоторые системы оказались «окрашены» в буддийские тона. Начиная с самого проникновения буддизма в Китай ( I в. н. э.) происходили процессы взаимовлияния двух культур — буддийской (индийской) и китайской, что позволяет исследователям говорить о специфическом китайском буддизме. Поэтому в цигун входят и системы, которые передавались исключительно буддийскими монахами.Первые упоминания о цигун можно встретить в ранних китайских медицинских трактатах. Так, в знаменитом «Хуанди нэйцзин» («Лечебник императора Хуанди») упоминается о том, что самому Хуан­ ди — легендарному Желтому императору (середина III тысячелетия до н. э.) — уже было известно о цигун. Именно занятия цигун, согласно преданию, в сочетании с воинскими искусствами позволили императору одержать победу в схватке с рогатым чудовищем Ци Ю. Хуанди по традиции считается основателем ряда систем, связанных с воинскими искусствами, где присутств от цигун: «готи» (разновидность спортивных состязаний — «бодание»" 1 и «шуэди», до сих пор встречающихся в народной среде.

В «Хуанди нэйцзин» говорится, что эффективность результата прямо связана с качеством выполняемых упражнений, т. е. техника тре­ бовала постоянного совершенствования. Целью упражнений называлось «строительство "ци"» или «воспитание правильного "ци"». Обладать правильным «ци» — значит обладать отличным здоровьем. «Воспитание правильного "ци"» может быть выполнимо при следующих условиях: вдыхании сущностного и жизненного «ци»; сохранении определенного постоянного ментального состояния; содержании органов тела в гармонии. Эти три условия имеют своей целью регуляцию «сосредоточения мыслей», «дыхания», «формы», которые можно назвать тремя основополагающими принципами цигун [1, с. 5]. «Ци» традиционно понималось китайцами как некая энергия — воздух внутри человеческого тела, а цигун (дословно «работа дыхания») — как система тренировок, которые помогают правильной циркуляции «ци» в теле (при условии гармонии сил инь — ян), что, в свою очередь, развивает физические и духовные способности. С древнейших времен наряду с народной медициной цигун была предметом интереса Лаоцзы, Конфуция, Чжуанцы, а если говорить о более достоверных фактах, то в позднеханьский период (Восточная Хань, 25—220 гг. н. э.) врачеватель Хуа То составил трактат, в основе которого лежал принцип правильной циркуляции «ци». Этот трактат, как считается по традиции, послужил основой системы тайцзицюань, в свою очередь вызвавшей к жизни стили у-шу — воинских искусств: тигра, обезьяны, медведя, оленя, аиста, названных так по движениям, напоминающим движения этих животных. Таким образом, цигун органично связана с различными стилями у-шу [3, 4, 5]. Ниже приводится схема у-шу и цигун 1 в их развитии и взаимодействии.

В традиционной китайской медицинской (более 20 тыс. трудов) и философской литературе вопрос о понятии «ци» и его толковании многократно освещался в самых различных аспектах. Древнекитайская философия наряду с идеями натурфилософов о пяти первостихиях, о делении всего сущего на противоположные начала — женское и мужское (инь — ян) — включает и учение об эфире («ци»), «который, сгущаясь, образует тяжелые, женские частицы (инь-ци), а воспаряясь, очищаясь,— легкие, мужские частицы (ян-ци), взаимодействие их порождает сначала пять первостихий, а затем все сущее» [6, с. 15].

«Ци», вызывающее всеобщее движение,— это энергия определенного качества, определенного направления в пространстве, определенной классификации или структуры. Исследователи полагают, что существует до тридцати истолкований «ци», из них можно выделить слелуюшие:


•  формообразующая энергия космоса — значение, в основном присущее философским текстам, но встречается и в медицинских;

•  формообразующая энергия микрокосма — значение, более присущее медицинским текстам;

•  макрокосмическая формообразующая энергия — связана с четырьмя временами года, макрокосмическое влияние под воздействием
изменения энергетической ситуации в макрокосме;

•  микрокосмическая формообразующая энергия — связана с психическими реакциями и проявляется в различных ритмических про­
цессах организма человека.

Таким образом, цигун понимается как: 1) часть космической энергии, связанной с индивидуальным дыханием; 2) космическая энергия, которая непосредственно ассимилируется дыханием.

История донесла до нас имена Бянь Цяо ( V — IV вв. до н. э.), автора «Трактата о болезнях», Гэ Хуна (Цинь — 221—207 гг. до н. э.), Тао Хуанцзина (Лян — 502—557 гг.), Чжао Юаня (Суй — 589 —618 гг.), Сун Шулина (Тан — 618—907 гг.) и ряда других, оставивших после себя трактаты, посвященные специальным способам дыхания и упражнений, связанных с цигун. Средневековый лекарь ли Шичжэнь (1518—1593) в сохранившемся до наших дней медицинском трактате «Бэньцао ганму» (опубликованном после его смерти — в 1596 г.) во многом обобщил и достаточно систематически изложил накопившийся в течение столетий опыт цигун.

Цигун была широко известна в Китае, ее не обходили своим вниманием и китайские поэты средневековья; в частности, Су Дунпо с присущим ему изяществом довольно детально описал, «как следует развивать и сохранять ци».С древних пор цигун означала для китайцев способ продления жизни и борьбы против болезней (а скорее, профилактики заболеваний) . Письменных источников, посвященных непосредственно цигун, сохранилось поразительно мало, а имеющиеся разрозненны. Поэтому длительная история существования и сохранения цигун до наших дней — во многом результат передачи в устной традиции, т. е. осуще­ ствления непосредственной традиционной связи: учитель — ученик, отец — сын. Цигун пустила глубокие корни именно в народной среде и в раз­ личных районах страны существует в самых разнообразных формах, течениях, направлениях. По всей видимости, начиная с раннего средневековья основным средоточием сохранения и развития цигун обычно становились монастыри (чаще всего буддийские), а позднее — многочисленные народные секты различного толка, отличавшиеся смешением традиционных народных представлений, буддизма, даосизма и т. д., т. е. это обязательно была какая-то замкнутая система — организация или община, где есть наставник, который и был, как правило, хранителем, носителем и «передатчиком» той или иной формы цигун.

Традиционно система цигун подразделяется на пять школ: даосскую, конфуцианскую, буддийскую, медицинскую и китайского бокса («цюань» в различных модификациях).

Даосская школа основной своей целью считает «усиление как тела, так и духа». Этот метод сохраняет свое традиционное название как «совершенствование тела и своей внутренней природы» через практику цигун и созерцание внутренней природы.

Буддийский метод основой считает саморегуляцию сознания, когда оно достигает способности полностью контролировать тело.

Конфуцианская школа делает упор на выработку правильного духа, достижение «искренности» и совершенствование моральных качеств, т. е. практика цигун рассматривается здесь как инструмент достижения состояния спокойствия.

Для медицинской школы первоочередная задача практики цигун — излечение от болезней, их профилактика и продление жизни.

Школа цюань имеет, скорее, прикладное значение, когда укрепление физического состояния и овладение упражнениями направлены против моральной и физической агрессии извне, т. е. когда практические упражнения цигун с характерной пластикой способны трансформироваться в систему защитных блоков и контратаки.

Эти школы в настоящее время (за исключением школ цюань — у-шу) мало чем различаются и не выходят за рамки трех основных видов: статической системы цигун, динамической и статико- динамической. Все они связаны с тремя вышеизложенными основными принципами цигун, состоящими в тренировке духа, дыхания и тела. Тренировка духа должна способствовать развитию ментальных способностей, когда сознание обретает способность сосредоточиться на одном объекте, возникает состояние своеобразного транса, когда «сознание находится в специфическом, заторможенном состоянии» [1, с. 7]. Дыхательные упражнения технически представляют собой систему вдоха — выдоха, глубокого выдоха, «дутья», придыхания и задержки дыхания. Упражнения для тренировки тела включают шесть различных видов: передвижения, стойки, сидения, положения лежа и на коленях и массаж. Цигун рассматривалась как система регулирования психофизиологической энергии тела человека , действие которой предполагалось в двух направлениях. Одно из них — психическое: на первом этапе — способность мгновенно расслабляться и ни о чем не думать или, напротив, умение сосредоточиться, к чему стремились многие системы психофизической тренировки, уделявшие большое внимание психотренингу и психической саморегуляции.

Другое направление — физическое: каждое упражнение тщательно продумывается для достижения скорейшего приведения в движение «ци» — жизненной энергии — в соответствии с дыхательными упражнениями. Систему цигун можно считать и своеобразной лечебной гигиенической гимнастикой, терапевтическим средством, особенно в сочетании с чжэньцзю-терапией. В результате занятий происходит улучшение работы всех внутренних и внешних органов тела, причем выполняемые упражнения строго направленны, когда то или иное упражнение оказывает воздействие на тот или иной орган. С точки зрения цигун человеческий организм представляет собой определенную систему, в которой функционируют связанные между, собой двенадцать основных каналов («цзин») и восемь дополнительных. Двенадцать основных каналов делятся на шесть каналов «инь» («инь-цзин») и шесть«янцзин». «Инь-цзин» и «ян-цзин» называют «энергетическими каналами», образующими магистральные линии по всему организму и имеющими широкую разветвленную сеть («ло»), проходящую по всему телу, что и делает человеческий организм единой системой. Существуют определенные правила взаимодействия и соединения каналов, имеющих выходы на поверхности тела, согласно строгим схемам. Традиция цигун большое значение придает сторонам света, связывая с ними время, наиболее оптимальное для занятий, имеющих целенаправленный характер. Так, например, упомянутые выше двенадцать каналов, а именно: желчного пузыря, печеночный, легочный, большой кишечный, желудочный, селезеночный, сердечный, малый кишечный, мочевого пузыря, почечный, околосердечной сумки и «саньцзяо» — делятся на двенадцать отрезков времени, начиная с 23 часов, когда «ци» совершает полный цикл обращения по всему организму, подобно тому как Земля совершает полный круг обращения за 24 часа. Скажем, в сердечном канале «ци» концентрируется, проходит этот канал с 11 до 13 часов, т. е. это оптимальное время для целенаправленных занятий цигун, когда можно излечивать заболевания сердца. Более «грубое» деление связывается со сторонами света, когда идет накопление внешнего «ци». Так, утром «ци», идущее с востока, именуемое «шаоян», «контролирует» правильное дыхание и т. д.

Цигун на протяжении многих веков подвергалась влиянию различных философских воззрений (пока еще недостаточно изученных имен­ но в связи с цигун) и оперирует известными терминами древнекитайской философии: 1) «дао» — первый принцип Вселенной, откуда все выходит и куда все возвращается; порождает все формы, все сущее; 2) «инь-ян» — равновесие, но в постоянном движении; 3) «увэй» — недеяние как безмятежность, умение избегать ненужных волнений, «осознание» того, что смысл, истина — в спокойствии и уверенности; 4) «цзыжань» — естественность; 5) Человек-Вселенная — едва ли не самое основное проблемное понятие в системе цигун. С точки зрения цигун космический порядок Вселенной обусловливает и определяет повседневную жизнь и очень важно придерживаться этого порядка.Человеческий организм рассматривается в цигун (и в китайской традиционной медицине) не как нечто обособленное, находящееся вне окружающего мира, а как целая сложная система, в которой все элементы составляют единое целое и функционально связаны. Считается, что появление какого-либо заболевания есть результат нарушения связей инь — ян, т. е. нормального взаимодействия элементов в самом организме и организма с окружающим миром.В «Хуанди нейцзин» отмечается, что, «когда сознание находится в состоянии покоя и непривязанности, правильное "ци" управляемо, обеспечена безопасность от заболеваний». Цигун призвана обеспечить нормальное функционирование этих связей, т. е. может рассматри­ ваться как система психофизического тренинга, когда занимающийся приобретает возможность и навыки самостоятельно и вполне сознательно управлять нервно-психическим состоянием. Это, в свою очередь, повышает общую жизнеспособность организма и обеспечивает достаточно высокое психическое и физическое состояние, что оказывает влияние на все сферы деятельности. Даже без учета достижения конечного результата (по традиционным воззрениям), а именно единства с самим Дао, постижения гармонии и единства микро- и макро­ косма, постижения всего сущего, подобный психофизический тренинг помогает вырабатывать и совершенствовать такие свойства, как физическая и моральная выносливость, спокойствие, душевное равновесие, сдержанность и т. п.

Предметом нашего исследования стали разнородные по происхождению (буддийские, даосские) системы, имеющие, однако, немало общего. Они представляют большой интерес для исследователя. Нам известны по крайней мере девять 4 направлений цигун: 1) хуньюань ицзиньцзин; 2) хэсюэгун; 3) яншэн цзяньшэньчжуан; 4) теханьбэй; 5) багуатайцзигун; 6) баоцзяньгун; 7) тайцзи нэйгун; 8) цзянь-шэнь цзяньгун; 9) баньнэн дунгун.

Система хуньюань ицзиньцзин («испорченный» ицзиньцзин), на­ зываемая еще «Алмазный цигун», в своей основе содержит трактат Бодхидхармы^ «Ицзиньцзин» 6 .

Содержание трактата «Ицзиньцзин» — это не только описание специфической разминочной гимнастики, как считают некоторые ис­ следователи, способствующей повышению жизнедеятельности ученика-монаха. Этот трактат можно без преувеличения назвать руководством для повседневной жизни питомца Шаолиня с последующим достижением совершенства, причем при тесной взаимосвязи и нерасчлененности физического и духовного совершенствования. Трактату предпосланы два предисловия, составленные поздними последователями системы Бодхидхармы. В первом говорится: «Великий наставник Дамо прибыл в Китай в период правления императора Сяо Минди (516—528) династии Лян. Стал созерцать стену в Шаолинь. В один из дней призвал к себе своих последователей... и сказал: «Кто-то должен овладеть моим мясом, кто-то должен овладеть моими костями». Подумав, [Бодхидхарма] обратился к Хуэйкэ (487—543) и сказал: «Ты должен овладеть моим костным мозгом» (т. е. «сутью» учения). Все подчинились [желанию Бодхидхармы]». Далее автор предисловия обращает внимание последователей на важность понимания трактата «Ицзиньц­ зин» и неукоснительного выполнения всех имеющихся предписаний. В конце этого довольно пространного предисловия (около 900 иерогли­ фов) говорится, что оно составлено «наставником Ли Цзиньяо третье­ го числа третьего месяца второго года правления под девизом "Чжэнь- гуань" эпохи Тан» (т. е. в 629 г.). Второе предисловие составлено «в 12 год правления под девизом "Шаосин" династии Сун генералом Ао Чжэнем» (т. е. в 1143 г.)

Трактат «Ицзиньцзин» делится на 33 раздела и включает практически все необходимые рекомендации адепта системы Бодхидхармы. Большое внимание в нем уделяется гигиене тела и системе питания, все скрупулезно расписано по лунному календарю: как и в какой пе­ риод луны необходимо следовать тому или иному предписанию, включая и специальную систему лечения. Особый интерес представляет раздел, озаглавленный «Два ребра, разделяющие внутренние и внешние [стили] гунфу». Есть в трактате и рисунки, иллюстрирующие то или иное упражнение, точки применения лечебного массажа и т. д.Многие книги, составленные впоследствии учениками Бодхидхармы, были утрачены, в частности капитальный труд по шаолиньскому искусству борьбы, в котором собрано описание опыта многих поколе­ ний шаолиньских монахов. Особенно много буддийских книг, в том числе по у-шу, было уничтожено после антибуддийского императорского указа 845 г. Монахи Шаолиня, которым запретили оставаться в монастыре, разбрелись по всей стране, унося с собой не только буддийское мировоззрение, но и искусство владения приемами борьбы, которым их научил сам Бодхидхарма. С тех пор шаолиньская борьба получает распространение вне стен монастыря среди мирян, в основном крестьян. Расстриженные монахи за плату (пища, кров) обучали желающих познать тайны владения искусством борьбы. Трактат Бодхидхармы тщательно сохранялся, переписывался от руки и практически во времена каждой китайской династии вновь переиздавался.

Система хуньюань ицзиньцзин состоит из одиннадцати разделов, объединяющих дыхательные упражнения, мсдитационную технику (ментальные упражнения) и ряд статических упражнений. Три основных аспекта этой системы (и — сознание, ци — энергия, дун — движение) объединены в неразрывное целое, другими словами, это: «объединение движения (дун) с дыхательными упражнениями (ци) с учетом ментального начала (и), с обращением к даньтянь» . Постоянные занятия, утверждается в теории этой системы, «позволяют человеку дать полный отдых "ци" человека, укрепить мышцы и кости, пополнить силы, избежать или же подлечить болезни, обрести долголетие и привести в соответствующую гармонию силы инь и ян» [9, с. 7 ].

Первый раздел (подготовительный) «Поднимание рук» (цишоу) состоит из четырех основных упражнений (подготовительная позиция, смыкающая, выдвижение левой и правой ладоней вперед, выдвижение с усилием левой и правой ладоней в стороны), направленных на установление правильного дыхания (дыхание брюшное, а не межреберное, т. е. при вдохе движение происходит только в области живота). Упражнения статичны и должны привести человека в состоянии «готовности». Остальные разделы (основные) представляют собой комплекс упражнений, ориентированных как раз на достижение основной цели системы хуньюань ицзиньцзин — правильной координации мышц и сухожилий.

В данной статье не представляется возможным приводить целиком практические упражнения, но хотелось бы привести ряд очень образ­ных названий некоторых упражнений, характеризующих данную систему: «небо хватает земного тигра», «необъезженный конь поднимается в гору», «цепь гор ладоней», «поддерживать небо, стоя на земле», «два дракона выходят из пещеры», «железный бык обрабатывает землю», «крадущийся тигр распрямляет сухожилия». В практических рекомендациях этого комплекса обращается большое внимание на индивидуальное состояние человека, с учетом его физических возможностей, возраста и т. д. Например, упражнение «крадущийся тигр распрямляет сухожилия» рекомендуется выполнять с мышечным усилием, в соответствии с индивидуальными особенностями каждого занимающегося. Очень желательно, особенно на первом этапе, наставничество учителя. Заниматься этим комплексом цигун рекомендуется на открытом воздухе, три раза в день: на восходе солнца, в полдень и на закате, причем занимающийся должен быть обращен лицом к солнцу. Все физические упражнения должны сочетаться с дыхательными и ни­ когда не выполняются до ощущения усталости.

Система хэсюэгун , как правило, рекомендуется в качестве «вводной» при выполнении более сложных систем и обязательна при заня­ тиях у-шу. Сформулировал ее и облек в систему (обычно говорят о девяти основных разделах, наиболее ярко характеризующих данную систему) старый мастер у-шу Дэн Чжуншань, известный в середине XIX в. (годы «сяньфэн» — 1851—1861, правление Даогуана). В труде «Гунцзя мифа баоцзан» («Сокровищница секретов системы гунцзя») в главе «Хэсюэгун тушо» («Иллюстрации и комментарий системы Хэ­ сюэгун») Дэн Чжуншань называет хэсюэгун «железной рубашкой» и «алмазной накидкой» всей системы у-шу. Именно вопрос об истолковании «ци», понимаемом в данном контексте как субстанция, вызывающая движение, натолкнул древних китайцев на мысль о важности значения кровообращения. По их представлениям, кровь в сосудах каждого человека пребывает в постоянной циркуляции и в сутки совершает до 12 переходов от одного органа к другому [10]. В трактовке Дэн Чжуншаня это положение выглядит следующим образом: «У человека одно тело, при правильной циркуляции "ци" в крови не будут проявляться сотни болезней. Порочное проникает внутрь извне, тогда и возникает болезнь... У меня же есть система, называемая хэсюэ­ гун... старый и малый, женщина или даже ребенок, все, кто овладеет этой системой... смогут противостоять сотням болезней» [11, с. 1 ]. Последователи этой системы считают ее эффективной не только в качестве средства профилактики заболеваний, но и при лечении той или иной болезни. Овладевший этой системой «повышает защитные свойства организма, и постоянные занятия (даже без сочетания с другими разновидностями цигун) дают практическое умение в достижении крепкого здоровья и продлевают срок жизни». Специфические физические упражнения в сочетании с дыхательной гимнастикой направлены на восстановление (или поддержание) правильного кровообраще­ ния. Эти упражнения «заставляют "ци" крови циркулировать свобод­ но в нечистых внутренностях, тогда организм будет защищен от болезней, или, как говорили в старину: "Такое учение способно повернуть телегу, тогда [овладевшему учением] человеку не понадобятся целые горшки лекарств"» [11, с. 6].

Система яншэн цзянынэньчжуан 10 также тесно связана с у-шу. Ос­ нователем ее называют мастера у-шу Ван Сячжая 11 , который объединил «внутреннее и внешнее», что составляет основу всей системы: «Внешняя форма, ментальные упражнения и "ци" взаимосвязаны и взаимообусловлены в яншэн цзяньшэньчжуан, приведены в порядок в соответствии с учением "инь-ян"». В этой системе особенно четко сконцентрирована суть психофизического тренинга и психической саморегуляции: «Если стремишься [с помощью] внешней формы (син)(т. е. физическими упражнениями.— Г. Д.) постичь духовное (и), то существуют формы духовного ("исянсин"), духовное само по себе является формой жизни, а внешняя форма изменяется вслед за духовным. Только физические упражнения в сочетании с ментальными могут принести нужный эффект, в этом случае говорят "сила рождается, "ци" действует"» [11, с. 19].Каждый занимающийся должен был прежде всего овладеть методом правильного расслабления, без спешки, постепенно и лишь затем переходить к другим ментальным упражнениям. В данной системе правильное расслабление считалось основополагающим моментом, даже вне зависимости от того, как занимающийся усвоил «внешнюю часть».

Вместе с освоением способа релаксации «яншэн» предлагает 18 упражнений психофизического характера, носящих следующие образные названия: 1) «расслабление»; 2) «слышать издалека»; 3) «плыть против течения»; 4) «под душем»; 5) «погружение тела в воду наполовину»; 6) «стоять в воде»; 7) «пускать корни»; 8) «месить глину»; 9)«топтать хлопок»; 10) «опираться»; 11) «висеть»; 12) «свисать и опираться»; 13) «взгляд внутрь себя»; 14) «разрешить слушать»; 15) «дышать»; 16) «собирать и рассеивать»; 17) «созерцать»; 18) «соединить в одно целое природу, и человека».

Таким образом, цигун — это система развития и тренировки физических и психических способностей человека.

Примечания

1 Сведения о количестве стилей цигун получены в Цзилиньском провинциальном обществе цигун (г. Чанчунь, КНР).

2 Известное правило — легче предупредить заболевание, чем излечить его. Сам же процесс лечения должен вызвать повышение защитных сил организма человека, и прежде всего благодаря психической саморегуляции: повышение тонуса и жизнеспособности организма, улучшение функций всех внутренних органов, мышц, сухожилий, сосудов, тканей.

3 Не случайно китайская народная медицина обращала внимание прежде всего на нервно-психическое состояние заболевшего, считая,
что именно настроение человека в целом есть управление жизненной теплотой, согревающей внутренности, и что именно «настроение делает разум сильным, а мозг разумным». «Психика и тело живут вместе», т. е. принцип психической саморегуляции человека играет важную роль как в китайской традиционной медицине, так и в системе цигун.

* Названия систем оставляем в их китайском звучании, как специальные технические термины. В статье рассматриваются первые три направления.

' Бодхидхарма (букв.: «просветленная дхарма») — монашеское имя, настоящее имя неизвестно; в Китае его знали под именем Дамо, в Японии — Дарума, был сыном южно-индийского князя Сугандхи и в Китай прибыл около 520 г. Уже став известным буддийским настав­ ником, Бодхидхарма был приглашен для службы в императорский дворец, но отверг это предложение и поселился в монастыре Шаолинь(нынешняя провинция Хунань). Вокруг буддийского наставника собирались ученики из числа самих китайцев. Бодхидхарма стал основате­ лем нового направления в буддизме махаяны — чань-буддизма, пер­ вым чаньским патриархом и 28-м общебуддийским.Бодхидхарма, по буддийской традиции, в течение девяти лет после прибытия в Китай якобы сидел, «уставившись взглядом в стену» (цзо чань би гуань). Однако знаменитый трактат «Ицзиньцзин», сохранившийся до наших дней, приписываемый Бодхидхарме, позволяет не со­ гласиться с тем, что чаньский патриарх требовал от своих питомцев лишь «созерцания стены» как единственно верного метода самоусовершенствования с последующим достижением буддийского «просветления», хотя созерцание (медитация) и правильная релаксация стали одним из главных методов психотренинга и психической саморегуляции.

Процесс медитации должен был осуществляться «при лишенном каких-либо образцов или идей (мыслей) сосредоточении сознания в одной точке (санскр. "экаграха"; кит. "инянь-синь"), которое сочеталось с максимальной релаксацией и стабилизацией сознания, снятием психического напряжения и достижением предельно уравновешенного состояния. Медитация обычно начиналась с сознательной концентра­ ции внимания, когда медитирующий сосредоточивает его в одной точке и интенсивно "всматривается" своим внутренним взором в "пустоту", стремится "опустошить" свое сознание до полного отсутствия каких-либо мыслей или образов восприятия. Такое состояние называлось "одноточечностью сознания" (и-нянь-синь) или "сознанием, лишен­ ным мыслей" (у-нянь-синь), "не-сознанием" (у-синь)».

Бодхидхарма был носителем иной, отличной от китайской, культурной традиции, что очень важно учитывать при изучении практической и теоретической деятельности наставника. Бодхидхарма столкнулся со своеобразной богатой культурой, в частности с даосской традицией, представители которой — даосские алхимики, отшельники — зачастую посвящали всю свою жизнь изучению способов достижения бессмертия или, по крайней мере, продления жизни, в связи с чем получали немалые практические результаты: от распознавания тайн природы (изучение свойств лекарственных растений, минералов и т. д.) до тщательного изучения свойств и возможностей человеческого тела и духа. Бодхидхарма в своей системе воспитания учеников на пути достижения конечной цели — «просветления» — стремился выработать достаточно рациональный принцип «через совершенство тела к совершенству духа», что вполне можно соотнести, например, с притчей памятника «Чжуанцзы» ( IV в. до н. э.). Эта притча исполнена глубокого философского смысла и, на наш взгляд, едва ли не полностью была воспринята Бодхидхармой, ставшим основателем не только нового направления в буддизме, но и знаменитой шаолиньской школы борьбы, вошедшей в систему китайских воинских искусств,— у-шу. Монахи Шаолиня в процессе длительного обучения проходили ряд «ступеней» в постижении физического и духовного совершенства в равной мере, что особенно ярко проиллюстрировано именно в данной притче:


«Цзи Синцы тренировал бойцового петуха для царя. Через десять дней царь спросил:

•  Готов ли петух?

•  Еще нет. Пока самонадеян, попусту кичится. Через десять дней [царь ] снова задал [тот же ] вопрос.

— Пока нет. Бросается на каждую тень, откликается на каждый звук.

Через десять дней [царь ] снова задал [тот же ] вопрос.

— Почти готов. Не встревожится, пусть даже услышит [другого] петуха. Взгляни на него — будто вырезан из дерева. Полнота его свойств совершенна. На его вызов не посмеет откликнуться ни один петух — повернется и сбежит» (перевод Л. Д. Позднеевой) [7, с. 229—230].

Бодхидхарма считается автором известного «Трактата о светильнике и свете» («Дэн дянь цзи»), содержащего некоторые теоретические концепции чань-буддизма.

6 Наш вариант перевода, основанный на содержании текста «Трактат о правильной координации мышц» (доел.: «изменение, перемена»,
«цзинь» — «сухожилия, мышцы», т. е. «Трактат об изменении в сухожилиях»).

7 Примечательно, что автор предисловия — военный чиновник, это является прямым свидетельством отнесения психофизической системы Бодхидхармы к комплексу у-шу — воинским искусствам.

8 По традиционным воззрениям, даньтянь — жизненно важная, центральная точка человека, его физической тяжести, через которую
при правильной технике осуществляется дыхание. Она расположена на три цуня (1 цунь — 3,2 см) ниже пупка.

9 На наш взгляд, «хэсюэгун» можно перевести как «правильная циркуляция крови».

10 Можно перевести как «гигиеническая, оздоровительная гимнастика».

11 Ван Сянжай, по сведениям китайских коллег, скончался в начале 80-х годов в Пекине в преклонном возрасте.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

•  Chinese Qigong Therapy.— Jinan , 1985.

•  Абаев Н. В. Чань-буддизм и культура психической деятельности в средневековом
Китае.— Новосибирск, 1983.

3. Абаев Н. В. О некоторых философско-психологических основах чаньских (дзэн-
; ских) военно-прикладных искусств // Общество и государство в Китае.— М., 1981.

*' 4. Абаев Н. В. Даосские истоки китайских у-шу // Дао и даосизм в Китае.— М .,

| 1982.

,; 5. Draeger D., Smith R. Asian Fighting Arts.— Tokyo ; New York ; San Francisco , 1973.

•  Древнекитайская философия.— М., 1972.— Т. 1.

•  Атеисты, материалисты, диалектики Древнего Китая.— М., 1967.

•  Ицзиньцзин (Трактат о правильной концентрации мышц).— Б. м., б.г.

•  Чжунго и цзикао (История китайской медицины).— Пекин, 1956.

10. Ибрагимов Ф. И., Ибрагимов В. С. Основные лекарственные средства китайской медицины.— М., 1960.


•  Чжунго цигун (Китайская система цигун).— Чжэцзян, 1983.

•  Тюгоку-но кико (Китайская система цигун).— Токио, б. г.

•  Cheng Man-ching, Smith R. W. T'ai Chuan.— Rutland , 1967.

•  Delsa S. Body and Mind in Harmony.— N. Y., 1961.

•  Huard P., Ming Wong. Chinese Medicine (Original text in French).— L., 1968.

•  Karpovich P. Physiology of Muscular Activity.— L., 1965.

•  Legge S. I Ching.— N. Y., 1963.

•  Needham S. Science and Civilization in China.— V. 1—4.— Cambridge , 1954—1971.

•  Maisel E. Tai Chi for Health.— N. Jersey, 1963.

•  Physiology Aspects of Sports and Physical Fitness.— N. Y., 1968.

•  Ratubonc S. Relaxation.— Philadelphia , 1969.

•  T'ai Chi Chuan. A Manual of Instruction by Lu Hui-ching,— N. Y., 1973.

•  Богоявленский Н. Индийская медицина в древнерусском врачевании.— Л., 1956.

•  Виолин Я. И. Медицина Китая.— Спб., 1903.

•  Вогралик В. Г. Об основных положениях китайской народной медицины.— Горь­
кий, 1957.

•  Вязьменский Э. С. Китайская медицина (ее история и теория в кратком очерке):
Дис. ...д-ра медиц. наук — Л-, 1948.

•  Дагданов Г. Б. Система яншэн — составная часть психофизической тренировки ци­
гун в Китае // XVI научная конференция «Общество и государство в Китае» — М.,
1985.— Ч. 1.— С. 84—87.
..,,

 

•  Ибрагимова В. С. Институт народной медицины в Китае // Мед. работник.—
1958.— № 18.

•  Кириллов Н. Китайская медицина // Вестн. общей гигиены.— 1914, июнь.

•  Красносельский Г. И. Китайская гигиеническая гимнастика для лиц пожилого воз­
раста.— М., 1961.

•  Мозолевский И. Китайская народная медицина // Вестн. Маньчжурии.— Харбин,
1929.— № 1.

•  Нестеркин С. П. Гун-ань как метод чаньской критики психической саморегуляции
// XII научная конференция «Общество и государство в Китае».— М., 1981.

•  Психическая саморегуляция.— Алма-Ата, 1974.

•  Психологические проблемы социальной регуляции поведения.— М., 1976.

•  Российский Д. М. Из истории китайской медицины // Наука и жизнь.— 1951.—
10.— С. 41—43.

•  Татаринов А. А. Китайская медицина // Труды членов Российской духовной мис­
сии.— Пекин, 1910.— Т. 2.

•  Шуцкий Ю. К. Китайская классическая «Книга перемен».— М., 1960.

В оглавление